Partners: 

The Land Portal is a Foundation registered in the Netherlands in 2014.

The vision of the Portal is to improve land governance to benefit those with the most insecure land rights and the greatest vulnerability to landlessness through information and knowledge sharing.

Related materials: 

Потеря земель и других ресурсов, а также изменение и фрагментация пастбищных угодий резко возросли в последние годы из-за «внешних» и «внутренних» воздействий, в том числе из-за отсутствия признания прав собственности на земельные ресурсы, неудовлетворительного планирования землепользования, и также процессов приватизации. Все это оказывает значительные негативные воздействия на миллионы пастбищепользователей, включая скотоводов, охотников-собирателей, которые зависят от пастбищных угодий для обеспечения продовольственной безопасности и жизнеобеспечения, а также влияют на национальную экономику в целом, мир и безопасность. Прогнозируемые изменения климата подчёркивают важность поддержания источников жизнеобеспечения, таких как пасторализм, которое способно приспособиться и имеет исторический опыт преодоления засух, непредсказуемых климатических явлений и стрессов. В этом отношении сравнительные преимущества, которыми обладают пастбища и пастбищепользователи всё более подвергаются риску потери доступа к ресурсам и земле.

С 29 января по 9 февраля 2018 года Международная Инициатива Коалиции
Пастбищных Угодий
(МИКПУ) и Фонд Земельный Портал ,будет содействовать онлайн-диалогу по опыту создания более безопасных пастбищных угодий для местных пастбищепользователей. Здесь будут обсуждаться вызовы, с которыми сталкиваются пастбищные угодья и пастбищепользователи; хорошие практики и пути вперед .Диалог сможет объединить перспективы правительств, международных учреждений, сообществ, учёных, доноров, НПО и гражданского и частного сектора и др. Диалог улучшит понимание пастбищных угодий, пастбищепользователей и текущей динамики, тенденции и проблемы; а также возможности сделать пастбищные угодья более безопасными благодаря применению лучших практик и другим новым возможностям. Также ожидается, что диалог укрепит многостороннюю платформу МИКПУ и даст чёткое стратегическое направление для дальнейшего участия в использовании пастбищных угодий на глобальном и национальном уровнях.

Этот диалог будет способствовать более улучшенному признанию прав пастбищепользователей через более глубокое понимание существующих тенденций и проблем, с которыми они сталкиваются. Диалог также будет содействовать обмену опытом хороших практик, в обеспечении пастбищных угодий большей безопасностью, а также обсуждения возможностей адаптации этих хороших практик и их распространения. . Основными задачами диалога являются:

  1. Собрать в единое целое вызовы, с которыми сталкиваются пастбищные угодия и пользователи пастбищных угодий во всём мире, включая общие черты и различия в них, их контексты и результаты, чтобы составить чёткую картину этих вопросов.
  2. Поделиться опытом хороших практик, инновациями и инициативами, а также извлеченными уроками по созданию более безопасных пастбищных угодий для различных пастбищепользователей, таких как скотоводов и агро-скотоводов, включая мужчин и женщин и других социальных групп, чтобы другие могли учиться у них и / или усилить и улучшить их возможности.
  3. Определить и/или усилить пути вовлечения на разных уровнях для обеспечения безопасности пастбищных угодий, включая сотрудничество между многосторонними заинтересованными лицами.

Ожидаемые результаты

  1. Консолидация вызовов, с которыми сталкиваются пастбищепользователи во всём мире.
  2. Обобщение опыта хороших практик и извлеченных уроков по созданию более безопасных пастбищных угодий.
  3. Обобщение обсуждений, касающихся областей сближения и несогласия между различными заинтересованными сторонами.
  4. Определение путей вовлечения заинтересованных сторон на базе платформы , чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными.

Вопросы для обсуждения

1. С какими вызовами в области земельных ресурсов сталкиваются пастбищные угодья и пастбищеользователи в глобальном масштабе?

  1. Какие тенденции изменения землепользования наблюдаются в разных частях мира? В чём заключаются их причины? Каково их влияние на разных пастбищепользователей?
  2. В какой степени местные пастбищепользователи, в том числе самые маргинальные группы, - женщины и скотоводы вовлечены в принятие, решений по измененению землепользования?
  3. Где находятся «горячие точки» конфликтов в землепользовании и каковы причины этих конфликтов?

2. Каковы примеры хороших практик, опыта и извлеченных уроков, позволяющих сделать пастбищные угодья более безопасными?

a. Каковы примеры благоприятствующей политики и законодательства, которые поддерживают права местного землепользования на пастбищных угодьях? Успешны ли они? И если да, каковы основные элементы такого успеха?

b. Какие существуют инициативы, обеспечивающие права местных пастбищепользователей на земельные ресурсы и почему они преуспели там, где другие нет?

c. Какие инициативы существуют, способствующие улучшению процессов планирования землепользования, в результате которых имело место более эффективное землепользование и улаживание различий между землепользователями?

d. В какой степени эти инициативы являются инклюзивными обеспечивая вовлечение всех заинтересованных сторон, в том числе самых маргинальных групп?

e. Какие новые технологии были использованы для повышения эффективности и целесообразности использования пастбищных угодий?

f. Каковы примеры существующих инициатив , которые успешно разрешили конфликты в области землепользования и какие уроки мы можем извлечь из них для дальнейшего применения?

 

3. Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

a. Каковы основные пути обеспечения безопасности пастбищных угодий для местных пользователей пастбищных угодий на различных уровнях?

b. Как различные заинтересованные стороны могут лучше связываться, мобилизоваться и влиять, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными?

c. Как совместная работа может повысить значимость индивидуальной работы? Примером может служить “Международный Год Пастбищных Угодий и Скотоводов”.

d. Каковы основные возможности платформы для многостороннего сотрудничества в области обеспечения безопасности пастбищ?

Comments

Дорогие участники,

Я с большим удовольствием приветствую вас в онлайн-диалоге о том, как сделать пастбищные угодья более безопасными. Этот диалог направлен на объединение сообществ пастбищных угодий, правительств, практик и других заинтересованных сторон со всего мира. Этот диалог является результатом партнёрства между Международной Инициативой Пастбищных Угодии и Земельным Порталом. Эта общая попытка достичь общей цели - улучшить обмен информацией и диалог, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными.

Мы надеемся, что этот диалог укрепит сеть глобальных субъектов, работающих в пастбищных угодьях, и улучшит понимание пастбищных угодий и владения землевладельцами и управления в частности, одновременно укрепляя критическую массу людей, занимающихся этими вопросами, которые могут продолжать совместную работу для позитивных изменений.

Я очень рассчитываю узнать больше о пастбищных угодьях и пастбищном владении от вас, а также поделиться своими впечатлениями в своих странах и в местах, где вы посещали и работали. Я уверена, что вместе мы создадим очень богатый и полезный обмен. Позвольте начинать диалог!

Fiona Flintan

Координатор глобального компонента Инициативы Пастбищных Угодии Международной
Земельной Коалиции, для Международного Научно-исследовательскoго Институтa
Животноводства.

Дорогие участники,

Я хотел бы начать с вклада в первый вопрос нашего обсуждения. С какими вызовами в области земельных ресурсов сталкиваются пастбищные угодья и пастбищеользователи в глобальном масштабе? Пожалуйста, поделитесь своими взглядами:

- Какие тенденции изменения землепользования наблюдаются в разных частях мира? В чём заключаются их причины? Каково их влияние на разных пастбищепользователей?

- В какой степени местные пастбищепользователи, в том числе самые маргинальные группы, - женщины и скотоводы вовлечены в принятие, решений по измененению землепользования?

- Где находятся «горячие точки» конфликтов в землепользовании и каковы причины этих конфликтов?

Мы благодарим за ваш драгоценнейший вклад!

«Промышленные» кешью и манговые культуры, выращенные на больших площадях, используемые старшими руководителями и богатыми торговцами, отвлекают фондовые дороги. Связанные с ними инфраструктуры (например, ирригация), которые их сопровождают, сокращают пространство и используют природные ресурсы за счёт полей сельскохозяйственных культур. Отвлечение уличных дорог приводит к глубокой трансформации тех, кто ведёт поголовье в зоны конфликтов (жилые районы или районы с высокой концентрацией населения и, следовательно, поля сельскохозяйственных культур)

Я рассматриваю проблему промышленного производства промышленных культур как новый способ захвата земли. Многие элиты / политические чиновники в Нигерии возвращаются в свои общины, чтобы захватить землю. Они проходят через начальника деревни, чтобы требовать и приобретать большие гектары земли во имя развития садов и ранчо. Окружающая среда / климат могут не подходить для таких культур, но они будут продолжать сажать деревья или импортировать иностранного скота на ранчо. Несколько лет спустя так называемый бизнес будет мёртв, и земля уже будет огорожена, а прав собственности будет получен от соответствующих властей.

В качестве выхода из этой практики необходимы политики для обеспечения регулярной оценки таких предприятий, тех, которые оказались нежизнеспособными, и правительству следует вернуть земли бедным фермерам. Так много таких «ферм» существует в Нигерии.

Отсутствие или слабость развития территории благоприятствует этим занятиям. Поэтому крайне необходимо принять решительные меры по распределению использования земли с целью обеспечения производственных зон в интересах мелких производителей и скотоводов отгонного животноводства.

Основной проблемой в Кыргызстане в сфере пастбищ является ухудшение состояния пастбищ, их деградация и опустынивание. Причиной деградации пастбищ является неравномерный выпас скота на пастбищных территориях, то есть идет перегруженность весенне-осенних присельных пастбищах, которые испытывают нагрузку больше, чем отдаленные горные. Подобная ситуация связана с неимением возможностей скотовладельцами перегонять животных на дальние отгонные пастбища, с неимением у них транспорта и финансовых средств, с отсутствием мостов и дорог.

Традиционной деятельностью жителей Казахстана было и остается пастбищное животноводство. Старшее поколение казахов в совершенстве владели методами рационального использования пастбищ, и их знания, и опыт, а также материально-финансовая поддержка государства в вопросах традиционного сезонного пастбищного животноводства в советский период позволяло сохранять пастбища от деградации. В настоящее время выпасом скота занимаются молодые сельчане, не имеющие ни знаний, ни навыков ведения пастбищеоборотов, ни финансово-материальных средств. Бессистемное использование пастбищ уже привело к сбою 26,5 млн. га этих земель.

Причины, угрожающие пастбищным угодьям:

1. Основное поголовье скота круглогодично выпасается вокруг аула без учета кормоемкости пастбищ, что приводит к перенагрузке приаульных пастбищ и их деградации.

2. Отсутствие инфраструктуры, водопойных колодцев на отгонных пастбищах, удаленность от сел и их труднодоступность также ограничивает использование отгонов. Зачастую сельские акиматы не имеют информации о состоянии отгонных пастбищ.

3. Серьезным тормозом для рационального использования отдаленных, более продуктивных пастбищ, является то, что около 80% скота содержится в личных подсобных хозяйствах, которые неохотно идут на кооперацию и создание объединенных гуртов для выхода на отгонные пастбища. Только организация индивидуальных (мелких) владельцев скота в различные объединения для решения общих проблем может сохранить продуктивность пастбищных земель.

4. Отсутствие профессиональных курсов подготовки чабанов. У молодежи нет знаний о допустимой нагрузке скота на пастбищные угодья в зависимости от типа и продуктивности пастбищ (а их в Казахстане около 1000 типов), о правилах сезонного использования пастбищных угодий, о сроках и нормах использования пастбищ, о методах мониторинга продуктивности пастбищ и т.д. У мелких владельцев скота недостаточно знаний о своих правах в использовании земли. Проблема связана с недостатком информации и пассивностью населения.

5. Невозобновляемость пастбищных земель, т.к. животноводы не используют пастбищеобороты, не заготавливают в достаточном количестве корма на зимний период и не дают возможности пастбищам отдыхать. Происходит изменение растительного покрова пастбищ, снижается биоразнообразие пастбищ, увеличивается ядовитая и непоедаемая растительность. Ситуация усугубляется засушливостью климата. Потепление климата в Казахстане происходит вдвое быстрее, чем в среднем в мире. На данный момент наблюдается повышение температуры на 1,8оС за 100 лет. Такая тенденция может привести к смещению природно-климатических зон и усилить процессы деградации земель и опустынивания.

6. К деградации пастбищ приводит недостаток сенокосных земель. Нехватка пастбищ и сенокосов с одной стороны, и увеличение роста поголовья скота, с другой, обуславливают дефицит в кормовом обеспечении скота. Владельцы скота в неурожайные годы вынуждены покупать сено и зерновые по высокой цене, что дорого обходится их бюджету, особенно бюджету частных мелких животноводов.

Принятый 20 февраля 2017 года Закон Республики Казахстан о пастбищах может и должен стать полезным инструментом для объединения мелких скотовладельцев для решения собственных проблем не только с использованием земельных ресурсов, но и отстаиванию насущных социально-экономических интересов. В целях реализации Закона в селах необходимо создание общественных объединений для разъяснения положений Закона, программ, принимаемых Правительством, для обучения молодых чабанов правилам рационального пастбищепользования.

Обширные пастбищные угодья в Монголии составляют почти 75% общей территории или 110 млн. га пастбищ. По состоянию на декабрь 2017 года, поголовье скота достигло 66,2 млн. голов, а пропускная способность превысила 5 раз. Однако чрезмерный выпас скота вызван увеличением поголовья скота, однако без надлежащей системы, доступа на рынки, более высокой стоимости домашнего скота и сырья, повышения производительности труда и правил политики скотоводы не просто размалывают своих животных, чтобы сбалансировать грузоподъемность. Хотя правительство Монголии уделяет первоочередное внимание увеличению экспортного рынка продуктов животноводства, особенно мяса, а также существует множество проблем, в том числе болезней животных, международных стандартов и реализации возможностей брендинга продуктов животного происхождения, находящихся в свободном доступе. Если эти проблемы будут решены, по крайней мере, улучшится состояние здоровья пастбищных угодий и экосистемы. Закон о Защите Пастбищных Угодии/ Пастбищ Монголии был продлен более 10 лет, и эти усилия всё ещё обсуждаются.

Пастьба скота на территории государственного лесного фонда (далее ГЛФ) в Кыргызской Республике. 

Согласно Лесному Кодексу Кыргызской Республики на территории ГЛФ разрешается пастьба скота, которая является одинм из видом лесных пользований.

На сегодняшний день на пастбищных угодьях ГЛФ наблюдается не нормированная нагрузка на пастбищные угодья, что является основной причиной ухудшения их состояния, вызывая эрозию почв, и как следствие приводит к значительному снижению продуктивности земельных ресурсов. 

В основном это вызвано отсутствием Плана управления и использования пастбищных угодий на территории ГЛФ.

Закон Кыргызской Респулики "О пастбищах" (2009 г.) не регулирует пастбищепользование на территории ГЛФ. 

В настоящее время госдуартсвенным органом управления лесного хояйства разработан проект постановление "Порядок пользования и распоряжения государственным лесным фондом", где определены порядок регулирования пастьбы скота на пастбищных угодьях ГЛФ. И этот проект постановление внесен в Аппарат Правительства Кыргызской Республики на рассмотрение и утверждение.

Комментарий от Maryam Niamir-Fuller

Сельское хозяйство является главной причиной превращения пастбищных угодий. За последние 50 лет пастбищные угодья были уменьшены. В результате, такие пастбищные угодья остаются значительно более сухими и менее производительными, чем те, которые традиционно эксплуатируются скотоводами. Они также более фрагментированы либо из-за переделки земли, либо из-за частных пастбищ, часто незаконно отгороженных от общих свойств, что приводит к меньшей экологической связности (таким образом, больше ограничений для естественных процессов) и меньшей жизнеспособности.

Но есть также косвенные последствия расширения сельского хозяйства, такие как озеро Туркана, где плотины реки Омо, вероятно, приведут к уменьшению стока в озеро, которое уже сокращается. Это окажет глубокое влияние на пастбищные угодья и средства к существованию Туркана, Мурси и других. Пастбищные угодья вверх по течению будут заменены орошаемым сахаром и хлопком, в то время как пастбищные угодья вниз по течению будут высохнуть. Правительства Кении и Эфиопии не признают обычного землевладения пожилыми людьми скотоводами, и поэтому серьёзных планов компенсации не существует.

Дальнейшее чтение в недавней публикации МЭБ.[1]


[1] Niamir-Fuller, M. (2016). Towards sustainability in the extensive and intensive livestock sectors. In: J. Zinsstag, E. Schelling & B. Bonfoh (eds.), The future of pastoralism. Scientific and Technical Review 35 (2). OIE, Paris.

Работая с Неправительственной Организацией ( Общинная Группа по Ресурсам Ujamaa- UCRT) уже более 8 лет, и опыт, накопленный с 18 лет работы UCRT с сельскими общинами, в частности, скотоводов в Танзании, я рад поделиться нашим опытом в отношении причин земельных конфликтов в областях «горячих точек», и причинами этих конфликтов являются следующие;

Во-первых, я должен начать с того, что тревожный рост населения в мире создаёт серьёзную угрозу для пастбищных угодии. На протяжении многих лет рост численности населения вызывает у людей опасения, и воздействие непосредственно ощущалось всем из нас, включая пользователей пастбищных угодий. Например, в Танзании население увеличивается на 2,7%, что означает скоро будет время, когда люди будут пытаться обеспечить участок земли для жилья, которое является основной потребностью, и районы, которые установлены для пастбищных угодий автоматически исчезнет. Именно поэтому чрезвычайно важно, чтобы общины пастбищных угодий были обеспокоены увеличением численности населения, и поэтому должны осмысленно участвовать в этих глобальных обсуждениях о повышении численности населения.

Во-вторых, Конфликт и Противоречие, создаваемые законами и политикой, негативно влияют на пастбищные угодья, особенно потому, что политики и законы в значительной степени отвечают интересам других форм землепользования, таких как сельское хозяйство и сохранение, за счёт пастбищных угодий. Например, в Танзании земли, отложенные или используемые для выпаса с или без прав собственности, часто характеризуются как Коридоры, Районы Размножения Дикой Природы, открытые районы, Контролируемые Игрой Районы, Охотничий Блок, Миграционные Маршруты Дикой Природы, Буферные Зоны, Районы Управления Дикой Природой ( WMA) и т. д. - хорошо защищены в режимах Сохранения Дикой Природы, которые часто не поддерживают совместное существование или различных планов землепользования, которые затем подвергают пастбищным угодьям очень незащищёнными или потенциально подпитывают удаление пользователей пастбищных угодий с их исконных земель - здесь часто выселения и удаления пастбищных угодий или превращения пастбищных угодий превращаются в заповедные зоны из-за замешательства, созданной политикой и законами. Большинство Национальных Парков/ Охотничьих Заповедников, которые мы имеем сегодня в Танзании, были районами, которые были заняты и использовались общинами пастбищных угодий, прежде чем они были преобразованы в национальный охраняемый.

В-третьих, Массивные земли, захваченные элитами и властными интересами во имя инвестиций - крупное землевладение обычно затрагивает сельскую землю, а точнее земли, которые часто подвержены этому, - это пастбищные угодья, для которых иногда недостаёт прав собственности.- Если в деревне нет сельского земельного свидетельства или обеспеченных земель, такие земли считаются землёй нейтральной зоны, независимо от наличия в этих районах пастбищных угодий. Если у вас нет документа или юридического документа, такие земли угрожают опасность - отсутствие официальной документации часто подвергает пользователей пастбищных угодий серьезным юридическим последствиям ».

Приветствую вас, Lekaita

Сообщается, что Общинная Группа по Ресурсам Ujamaa будет признана за полное использование Закона о Земле № 5 от 1999 года и организацию вопроса о сертификатах обычного права на жительство на 162 000 га в кланы Масаи (Masai), Барбаига (Barbaig) и Хадзабе (Hadzabe), в ближайшем будущем. Это просто массовое достижение, которое поощрило многих из нас. У меня не было никаких новостей о ваших попытках вернуть землю, взятую у других обычных владельцев, для схемы пшеницы, теперь не удалось, но часть земли отчуждена другими и не возвращена простолюдинам.[1]

Сертификаты оккупации предлагают широкие возможности для обычных людей, скотоводов или нет.

Необычное для Африки, местное правительство Танзании имеет высокую степень децентрализации, что должно обеспечить наличие хорошо структурированного партнёра для благосостояния и инвестиций сельских жителей и для ухода за землёй в рамках обычного владения. Но это похоже не так, централизация государственной власти над обычными районами и их дикой природой свирепыми[2] Однако сам Парламент обеспокоен, как сообщает Парламентский Избирательный Комитет 2015 года:[3]

1. Танзания не имеет всеобъемлющего механизма борьбы с землей.

2. Слабые правоохранительные органы, противоречивые правовые режимы и неэффективные и некомпетентные лидеры были основными факторами, обусловливающими земельные конфликты.

3. Было несколько руководящих принципов, которые противоречили друг другу: Земельная Политика 1997 года противоречит Политике Животноводства 2006 года, которая ранее запрещала скотоводство, последнее позволяла его.

4. Инвесторам, нуждающимся в землях, говорят, что они должны вступать в деловые предприятия через Инвестиционный Центр Танзании (TIC), но Закон о Земле также позволяет Министерству Земли подписывать инвесторов.

5. Было опрошено только 1200 деревень из более чем 10 000 человек, и лишь немногие имеют планы землепользования, и нет компетентных учреждений, которые могли бы контролировать их осуществление.

7. Конфликты с участием фермеров, скотоводов, инвесторов и других землепользователей не только широко распространены, но и сохраняются в течение длительного времени.

8. Проблемы земли продолжаются, несмотря на Национальную Земельную Политику 1997 года, которая указывает на проблемы с осуществлением.

9. Имеются серьёзные недостатки в осуществлении Политики Животноводства 2006 года, в том числе неспособность признать поголовье скота как богатство и, следовательно, выделение земли для скотоводства.

10. Не было указаний относительно ставок заготовки.

11. Политика в области водных ресурсов неэффективна из-за отсутствия консультаций с водопользователями и другими заинтересованными сторонами.

12. Существовали серьёзные недостатки в осуществлении Инвестиционной Политики, при этом земледелие осуществлялось без консультаций или компенсации.

13. Директива президента Джакая Киквете (Jakaya Kikwete) о прекращении передвижения скота из одного района в другой была проигнорирована, и Парламент должен направить правительство для обеспечения того, чтобы скот перевозился с использованием автомобилей и поездов.

14. Правительству следует незамедлительно принять меры для контроля скотоводов из соседних стран.

15. Национальная Комиссия по Землепользованию должна взять на себя ответственность за управление землёй. 

И они не упомянули о Земельном Законе 1991 года? 

Взрыв населения на 3% в год, удвоение населения в течение 25 лет, в сочетании с жестоким продвижением климатических потрясений, должно сосредоточить все наши мысли, хотя нет никаких доказательств того, что это происходит. Танзанию повезло, что она присоединилась к Содружеству в 1961 году, организации, которая нацелена на то, чтобы действительно что-то сделать с нарушением климата для своих стран-членов. Он считает поддержку девочек и женщин абсолютно необходимой.[4] Забудьте о парижской вечеринке, Содружество - это путь.


[1] Ubwani, Zephania. "Hanang Pastoralists Secure Customary Rights over Land." The Citizen Tanzania, 3 Jan. 2016. Web. 4 Jan. 2017. http://note.taable.com/post/1F446C/Hanang-pastoralists/2b556070TT44-6-0-...

[2] Benjaminsen, Tor A. et al. Wildlife Management in Tanzania: State Control, Rent Seeking and Community Resistance. Development and Change, 44: 1087–1109.

21 Aug. 2013. Web. 11 April 2017. doi:10.1111/dech.12055

[3] "Tanzania Lacks Means to End Land Disputes, House Told." The Citizen, 7 Mar. 2015. Web. 7 Mar. 2017. http://www.thecitizen.co.tz/News/national/Tanzania-lacks-means-to-end-la...

[4] Hawken, Paul. "Drawdown." Drawdown.org. N.p., 01 June 2017. Web. 09 July 2017. <http://www.drawdown.org/the-book>.

Уважаемый доктор Ian Manning, большое спасибо за ваш вклад и замечания.

Я искренне согласен с вами в том, что «Местное правительство Танзании имеет высокую степень децентрализации, что должно обеспечить наличие хорошо структурированного партнёра для благосостояния и инвестиций сельских жителей, а также для ухода за землёй в соответствии с обычным режимом пребывания, но это похоже не так». Как вы это правильно сказали, в других местах Африки большое изменение - это отсутствие закона, поддерживающего децентрализацию, - но в Танзании идея децентрализации, похоже, соответствует нормам действующего законодательства и политики, но реализация серьёзно отсутствует. Иногда это имеет смысл, на мой взгляд, когда вы не видите, что происходит / двигается / развивается из-за отсутствия надлежащим образом составленных законов и политик - по крайней мере, вы будете знать причины, но я думаю, что ещё страннее, когда есть законы и благополучия, письменные политические документы, но никто не заботится.

Опять же, существует целый ряд законов и политик, которые сильно противоречат друг другу, и часто, когда речь заходит о толковании этих законов, наиболее пострадавшими являются пользователи пастбищных угодии или сельские жители. Например, некоторые из этих законов включают; Закон об идентификации, регистрации и отслеживании скота 2010 года, Закон о ресурсах пастбищных угодий и кормов для животных 2010 года, Закон о сохранении дикой природы 2009 года и Закон о деревенской земле 1999 года, как правильно указывали, что вы слышите такой язык «Правительство должно принять немедленные шаги по борьбе с скотоводами из соседних стран», что я считаю странным, потому что, прежде всего, пользователи пастбищных угодий не являются частью этих решений, и, кроме того, политика Африканского союза в отношении скотоводства решительно выступает за кросс-пограничную мобильность скота.

Мы сейчас разрабатываем новую Национальную Земельную Политику 2017/2018? и я с нетерпением жду, чтобы увидеть, какие изменения предлагаются - процесс начался с 2016 года и едва ли трудно сказать, каков нынешний статус прогресса. Процессы разработки политики в Африке особенно часто не очень прозрачны. 

UCRT до сих пор обеспечил около 1 миллиона акров земель под CCRO для скотоводов и сообществ охотников-собирателей. История Hannang Wheat Farms не пошла так, как мы ожидали, но нам удалось защитить землю под CCRO для сообщества Datoga, и у нас всc еще есть текущие проекты в Hannang, направленные на обеспечение большего количества земель и, если возможно, попытайтесь решительно утверждать, что бывшие фермы пшеницы должны быть возвращены его первоначальным владельцам / оккупантам.

Мы также имеем в рамках нашей информационно-пропагандистской программы компонент, который занимается исследованиями, и определяет недружественную политику, которая предвзято или противоречит политике и законам и работает с Парламентом, чтобы изменить их. Нелегко всегда работать с парламентом, но это очень важно.

Спасибо, что поделились докладом Парламентского Отборочного Комитета 2015 года - очень интересно.

Другим фактором, требующим нашего коллективного внимания, является коммерциализация пастбищных угодий, особенно ключевыми заинтересованными сторонами (государствами и традиционными учреждениями) за счёт бедных слоев населения. Правительства и общество приносят большую коммерческую ценность пастбищным угодьям. Земля используется как гарантия для кредитов в качестве закладной в судах и т.д. Высокопрофессиональные люди в обществе привлекаются покупкам этих земель у бедных, ограждают их и оставляют их под паром.

Как можно решить эту проблему для обеспечения большего количества земель для бедных?

JAOJI

Мне очень понравилось то, как вы описываете, коммерциализацию пастбищных угодий со стороны заинтересованных сторон, таких как государств и традиционных учреждении- но что Вы подразумеваете под словом “традиционные учреждения”?

В контексте Танзании, в то время как бедные в большинстве случаев являются жертвами плохо разработанной политики и законов, одной из сильных сторон Закона о Сельских Землях 1999 года является то, что сельские земли защищены от высокопоставленных лиц и коммерческих учреждений, таких как банки- потому что указанный закон запрещает другим лицам, которые не являются резидентами или сельскими жителями в этом конкретном селе, покупать и получать доступ к деревенским землям. Поэтому, если житель деревни подходит к банку и использует свой участок земли в качестве залога под кредиты, банк будет ограничен законом чтобы те, кто приобретает такой участок земли в результате невыполнения обязательств по кредиту, являются жителями деревни / резидентами в этой конкретной деревне. Сельские земельные свидетельства имеют юридическое право, аналогичное тому, что называется предоставленным правом владения (права собственности) но, разумеется, Банк рассматривает это ограничение как препятствие для бизнеса и обычно не соглашается с сельским жителем использовать сертификат сельских земель в качестве залога. В любом случае правовые гарантии всегда могут быть использованы в качестве средства защиты бедных от беззаботности после коммерциализации земель. По моему скромному мнению, правительство или государства должны предоставлять гарантию на каждую деревенскую землю / земли, принадлежащие бедным, когда такие земли будут проданы Банком / или куплены высокопоставленными лицами, правительство должно защитить бедных от мощных интересов - единственная проблема заключается в том, что зачастую правительства действуют как брокер - вместо того, чтобы играть роль посредника.

В Танзании традиционные учреждения, особенно среди общины Masai, будут лучшими вариантами для предоставления полномочий и юридического мандата для защиты пастбищных угодий от имени общин, в то время как в других странах, таких как Замбия, традиционное учреждение имеет сомнительную историю, когда речь идёт о присвоении земли, будет чрезвычайно опасно обобщать и предполагать, что все традиционные институты одинаковы.

Подводя итог, если местные люди (бедные) были должным образом учитываться мнениями, обработаны, наделены полномочиями и были достаточно осведомлены о коммерциализации земли - связанные с этим риски, они были бы острыми и бдительными, прежде чем заниматься плохими сделками.

Спасибо Lekaita,

Я был в Танзании и Кении в конце прошлого года, посетил общину Ujama и несколько деревень Маsia в Кении. Меня поразило пояснение, данное нам в отношении землепользования и планирования землепользования экспертами в учёбных маршрутах. В Нигерии это похоже на то, что у вас есть,но единственное существенное отличие - это роль традиционных институтов. В то время как в вашем случае они могут помочь защитить пастбищные угодья, в Нигерии они помогают вывести земли из рук крестьянских крестьян и, конечно же, вы не владеете землей скотоводами. Хотя в вашем случае, они могут помочь защитить пастбищные угодья,но в Нигерии они помогают вывести земли из рук бедных крестьянских фермеров и, конечно же, вы знаете, что скотоводы здесь не владеют землёй. Они чаще всего не соглашаются с элитами приобретать земли с помощью «витамина С». У них есть потенциал для мобилизации бедных, чтобы противостоять любой попытке правительства захватить их земли, но с «витамином С», это не так.

Вам может быть интересно отметить, что в отличие от Восточной Африки здесь, в Западной Африке, скотоводы не имеют права собственности на землю и не являются частью переменных в уравнении прав на пастбищные угодья. Несколько пастбищных угодии, созданных в 60-х годах, были захвачены фермерами и правительственными проектами. Это важный источник конфликтов в Нигерии.

Координаторы блестяще заложили основу в своих вступительных заявлениях о проблемах, связанных с пастбищными угодьями. Лично я считаю, что институциональные проблемы более ошеломляющие - не значит, что технические проблемы не важны. Ключом к устойчивому управлению пастбищными угодьями является не столько технические усовершенствования, сколько скорее институциональные / политические соглашения о многократном и дополнительном доступе / использовании ресурсов. Приятно знать, что существуют такие инициативы, как эта, где можно поощрять управления земельными ресурсами / пастбищными угодьями.

Самые наименее доступные группы, включая женщин и скотоводов, не участвуют на аренах принятия решений, поскольку они не избираются на пост ответственности и поэтому затрудняют их доступ к земельным и природным ресурсам.

Зоны перегона скота, как правило, являются горячими точками конфликтов и смешанных районов ведения сельского хозяйства, в частности, во время засухи. Эти конфликты в основном вызваны поощрением / блокированием подъездных дорог к пунктам питьевой воды и переливающимся коридорам, уничтожению сельскохозяйственных культур животными и недискриминации пастбищ из зон выращивания.

Это усугубляется недавними явлениями захвата земли политическими элитами и многонациональными инвесторами на природные ресурсы. Изменение климата также является фактором. http://www.landcoalition.org/sites/default/files/documents/resources/ilc...

В сотрудничестве с Международной Земельной Коалицией, Ассоциация по Социальному и Культурному Развитию Мбороро (MBOSCUDA), член Международной Земельной Коалиции, которой я являюсь вице-президентом, недавно провёл исследование относительно «Создания Более Безопасных Пастбищных Угодии в Камеруне». Мы будем очень рады поделиться некоторыми нашими впечатлениями / уроками / рекомендациями в этом онлайн-форуме.

Musa Ndamba

Вице-президент MBOSCUDA

Система землевладения: нет чёткого указания/ политики в отношении системы землевладения, которая может применяться конкретно в пастбищных районах. И очень сложно принимать различные стратегии управления в пастбищных районах.

Восприятие политиков о скотоводстве: эта система является единственной предпочтительной системой производства, которая может поместиться с засушливыми землями. Но восприятие политиков состоит в том, что единственной прибыльной производственной системой является система производства сельскохозяйственных культур, и они вынуждают переводить пастбищную систему производства в агроскотоводческую.

Другая главная проблема пастбищных угодий- это быстрое расширение вредных сорняков пастбищных угодии: различные засухоустойчивые сорняки быстро проникают в пастбищные угодья.

Расширение крупных государственных ферм в продуктивных районах пастбищных угодии: некоторая часть пастбищных угодий находится вокруг водных источников, и в настоящее время эти районы используются для выращивания сельскохозяйственных культур используя ирригационных систем. Таким образом, пастбищные угодья время от времени сокращаются.

Мне понравилось ваше краткое описание по этому вопросу;

1. Я эксперт по вопросам прав на землю, но я знаю, что скотоводы в Западной Африке и Нигерии, в частности, не имеют права на землю, даже для выпаса скота. Недавно были приняты местные законы для предотвращения открытого выпаса в Нигерии. Это привело к миграции многих скотоводов в другие места, где больше конфликтов и это больше напоминало цунами. Скотоводов обвиняли во всех убийствах без должного учёта причин конфликтов.

2. Разработчик политики, как вы правильно сказали, не знает о жизни скотоводов. В любом случае скотоводы не представлены в национальном собрании. Все больше политиков берут то, что читают в газетах, как суровые факты.

3. В качестве выхода из новой концепции необходимо привнести «агропастбищ», и скотоводов следует поощрять выращивать сельскохозяйственные культуры в резервных запасах скота;

4. Водно-болотные угодья, которые раньше использовались для скотоводов во время засухи, больше не существуют. Эти водно-болотные угодья выращиваются круглый год. В Нигерии, средства Всемирного Банка используются для оказания помощи фермерам в выращивании сельскохозяйственных культур, которые не имеют остатков для скотоводов, таких как морковь, лук и т. д. Это помогает активизировать конфликты во многих сообществах.

Несомненно, существует большая проблема с неадекватной политикой для скотоводов . Я рекомендую прочитать эту статью, которую я опубликовал в прошлом году: https://www.thesolutionsjournal.com/article/development-interventions-pa...

Привет, Natnael. Абсолютно согласна с вашими комментариями. Я только вчера вечером разговаривала с кем-то о том, как Partenium сейчас является основной проблемой для большой части Афар по сравнению с Просописом. Свяжитесь со мной по электронной почте - было бы хорошо знать, что вы изучаете и т.д. Всего доброго, Фиона

В настоящее время, Центрально-Азиатский регион находится на этапе адаптации  в нынешных социально-экономических, экологических и политических проблемах. Поэтому, расширение горнодобывающего бизнеса имеет положительный эффект с точки зрения экономического развития, но одновременно  оказывает негативное влияние на права пользования пастбищных земель скотоводов в Центральной Азии.

Привет Hijaba, спасибо за ваши комментарии. Возможно, в ближайшие несколько дней, вы не хотели бы поделиться тем, что вы предлагаете, - некоторым практическим решением по улаживанию конфликтов между горнодобывающей промышленностью и скотоводством в Монголии. Всего доброго, Фиона

Земля всегда эксплуатируется без должного учёта её истощения. Деградация земель в результате деятельности по добыче полезных ископаемых, разведка нефти, выпаса скота, перерезание, использование опасных химических удобрений, загрязнение окружающей среды в целом разрушают пастбищные угодья. Земли, используемые для добычи олова в Нигерии более двух десятилетий, не были восстановлены, и компании / страны, которые выиграли от этих видов деятельности, больше не интересуются землёй. У скотоводов часто есть скот, убитый в ямах и оврагах, оставленных позади. Для земледельцев такие земли больше не поддерживают сельскохозяйственную деятельность. Ямы оставили задерживающую воду, которую можно было использовать для рекультивации, восстановления и регенерации этих земель. Смежные поля могут использоваться для ирригационной деятельности и развития рыболовства.

Организаторы диалога устроили нам много важных вопросов, которые уже хорошо собраны, многие из которых мы изучали в ходе наших сравнительных исследований проекта WOLTS в Танзании и Монголии в течение последних двух лет. Для Танзании я согласен с различными комментариями Лекайты, UCRT выше. Сложные уровни институциональных, политических, правовых и инвестиционных проблем оказывают негативное влияние на права пользователей пастбищных угодий в условиях растущего населения и изменения климата. Хотя для Центральной Азии (включая Монголию), Ыханбай справедливо обратил внимание на расширение добычи как ключевой вопрос.

Кроме того, при рассмотрении гендерных аспектов отсутствие участия не только женщин, но и самых наименее доступных групп в рамках многих скотоводческих обществ во всём мире удерживает те же самые общества от эффективной защиты их прав на землю и ресурсы в пастбищных угодьях. Поэтому прикладывание усилии этой проблеме должно быть ключевой частью решения.

В более широком смысле в отношении проблем, с которыми сталкиваются пастбищные угодья во всём мире, то, что мы видели в нашем исследовании WOLTS до сих пор, является основным значением изменения климата как фактора, находящегося вне нашего контроля с точки зрения решений, но который пока еще трудно предсказать воздействие на пастбищных угодьях и пастбищных средств к существованию во всём мире. Сходство между Танзанией и Монголией - двумя странами с разной средой, температурами и т. д. - было для меня довольно заметным. То, что две очень разные страны во многом сталкиваются с очень похожими проблемами в своих районах пастбищных угодий. Это дает мне надежду на то, что можно многое узнать из решений, разработанных в одной стране, которые могут иметь отношение к пользователям пастбищных угодий в другом.

Деградация окружающей среды в пастбищных районах, где мы проводим наши исследования в Монголии и Танзании, связанные с добычей полезных ископаемых и ростом населения, а также с изменением климата, влияет на практику землепользования некоторыми совершенно неожиданными способами. Например, мы обнаружили, что некоторые скотоводческие семьи в Монголии переходят к приватизации пастбищных угодий, где травы хороши, в том числе с помощью таких стратегий, как «поддельный» развод.

Мы недавно опубликовали наши выводы об этом в Монголии, вы можете получить к нему доступ по ссылке здесь:http://mokoro.co.uk/project/womens-land-tenure-security-project-wolts/ (link is external)

И смотрите краткое изложение основных результатов в обеих странах, загружаемых здесь: 

http://mokoro.co.uk/project/wolts-mongolia/ (link is external)(Монголия)

http://mokoro.co.uk/project/womens-land-tenure-security-wolts/ (link is external)(Танзания)

Дорогие Elizabeth and Fiona,

Спасибо за комментарии, и я полностью согласен с вами. В настоящее время в большинстве случаев существует явное свидетельство недопонимания между горнодобывающей промышленностью и другими местными скотоводами, общинами и широкой общественностью. Пастбищные угодья деградируются за счёт быстрого роста численности животных и их концентрации вокруг водных источников, поселений, а также последствий добычи полезных ископаемых, где изменяются практика использования сезонного использования пастбищ, пыльные дороги и шахтные скважины, загрязненные и высушенные реки, влияющие на здоровье и утрату биоразнообразия и т. д.

Согласно новой процедуре правительства Монголии, в настоящее время все новые лицензии на добычу полезных ископаемых действительны только после решения Местного Правительства, рассматривая комментарии и реакции местных общин. Для этого ранее были разработаны Процедура Участия Общественности, ПП, Оценка Воздействия на Окружающую Среду (ОВОС), процессы, в которых мы принимаем участие, и теперь это будет реализована в конечном итоге. В новой процедуре Участия Общественности в ОВОС есть две основные стороны: первый - «исполнитель проекта, ИП», второй - «местное сообщество или общественность». В экономических терминах, связанных с проектом, первая сторона или ИП могут рассматриваться как «горнодобывающие компании», а вторая сторона или местное сообщество - как «общественные».

Поэтому одним из преимуществ ПП в ОВОС является помощь этим сторонам ближе друг к другу, с начала деятельности по добыче полезных ископаемых и осуществление мер по смягчению, чтобы избежать негативных последствий скотоводческих прав на пастбищепользование и здоровья экосистем. Если участие общественности будет разрешено с самого начала и будет следовать всем способам осуществления и мониторинга деятельности по добыче полезных ископаемых, это будет «хороший проект».

В настоящее время мы участвуем в загрузке данных крупнейших горнодобывающих компаний с нашими партнерами, среди других крупных масштабных земельных приобретений, которые работают на территории более 200 га, в базу данных глобальной земельной матрицы (http://www.landmatrix.org/en/), поэтому заинтересованные стороны и общественности могут иметь доступ к данным и отслеживать положительные и отрицательные экономические, социальные и экологические последствия горнодобывающих и других сделок по землепользованию и проектов в Монголии и других странах Центральной Азии.

Я очень ценю все поднятые вопросы!!

Очевидно, что почти все ресурсы в пастбищных районах очень переменчивы / динамичны. Чтобы справиться с этой изменчивостью, скотоводы проводят МОБИЛЬНОСТЬ. Таким образом, стратегии, которые могут блокировать эту крупную деятельность, не будут приняты скотоводами. Правительство Эфиопии пытается провести укрупнения деревень в разных пастбищных районах страны; Несмотря на это, эта деятельность вызвана множеством ограничений. Например, пастырское и агро-пасторальное управление района предоставляет различные семена зерновых культур для скотоводов, которые выращивают на землях вокруг водных ресурсов и дополняют их потребление. Конечно, они пытались совершенствоваться. Но культивируемая кукуруза используется, чтобы кормить своих животных, чтобы не прокормить себя. Итак, лучше обратить внимание на то, как пастырские общества улучшают производство и производительность своего скота; это может быть производство кормов для скота / улучшение усыновления / ранчо корма ...

Дорогой Natnael,

Ваш комментарий очень уместен. Однако, учитывая демографическую эволюцию пастбищных угодий, упомянутых ранее, особенно в Сахеле, какую роль играет образование в получении рабочих мест для всех? Какое образование должно быть для того, чтобы не разорвать жизни скотоводов?

Дорогой Доктор Pablo,

Я действительно ценю ваш способ открытия вопросов для обсуждения;

Образование является основой для всех, и это очень важно для скотоводов, особенно если оно разработано на основе реальности, с которой они сталкиваются. Например, скотоводы хорошо знакомы с домашним скотом, пастбищами, водой, пастбищными угодьями, полом, здоровьем и смежными вопросами. Таким образом, мы должны разработать систему образования, основанную на том, как управлять ресурсами, находящимися в пастбищных районах. Система образования, предназначенная для горцев, не должна применяться для нидерландцев / скотоводов. Если мы продолжим загружать на них западное образование (Бесспорный научный факт); для них это бессмысленно. Даже не следует ожидать завершения всей учёбной программы с уровня 1-12, уровня колледжа и университета; иногда зрелых учёбных образований достаточно, чтобы изменить отношение людей, если оно применимо к ним. Тип образования, который мы собираемся применить, должен быть приправлен как пастбищно-пастбыщный. И система образования должна быть практичной, легко применимой в их родной среде. Если он сформирован таким образом, это не повлияет на систему пастбыщного производства и может быть легко принята скотоводами.

Я очень рад, что вы благодарны за содействие диалогу.

Я бы не назвал научную учёбную программу «западной», которая имеет универсальное призвание и из которой скотоводы могут многому научиться, когда речь идёт о систематизации их знаний для остальной части общества. Но я, конечно, согласен с остальными вашими признаниями.

Тем не менее, речь идёт скорее о разработке образовательных стратегий, которые позволяют постоянство скотоводов в их среде, в то время как предоставление маршрутов выхода для тех, кто по демографическим причинам не имеет места. Предполагается, что с хорошо продуманным образованием у них будет больше шансов получить достойную работу.

Кочевое образование - это система образования, специально разработанная и внедренная в Нигерии для скотоводов. Он проработал более трех десятилетий. Правительство создало агентство для обеспечения базового образования для почти 20 миллионов детей скотоводов в их населенных пунктах с помощью временных палаток и мобильных учителей или стационарных структур для полумобильной группы скотоводов. Но грустно сообщать, что достигнутые успехи далеки от стоимости реализации программы. Изменения в правительстве, политике и конфликтах в совокупности ставят стагнацию в программу. В последнее время из-за крупномасштабных конфликтов между фермерами и скотоводами, политики дважды думают о программе. Некоторые мнения придерживаются на то что система должна быть усилена, а другие утверждают, что скотоводы - это проблема, и почему их надо учить.

Действительно, это хорошо продуманная программа, но её реализация связана с множеством проблем, не зависящих от скотоводов. Дополнительная информация о программе может быть предоставлена ​​заинтересованным лицам.

Дорогой доктор Pablo

Нельзя сказать, что формальная система образования бесполезна. Трудно применять эту непредсказуемую и изменчивую экологическую ситуацию, и нужны особые соображения. Просто для того, чтобы уделить особое внимание вопросам, касающимся «самой окружающей среде, нужна определенная система образования».

Я вижу некоторые проблемы, связанные с причинами конфликтов, и позвольте мне рассказать об этом.

Как правило, причиной конфликтов в пастбищных районах являются:

1. Отсутствие или неэффективные институциональные механизмы для управления доступом и / или контролем над переменными и непредсказуемыми пастырскими ресурсами

2. Отсутствие или ненадлежащая политика и законы, регулирующие конкурирующие виды землепользования, особенно с сохранением, сельским хозяйством, поселением и инфраструктурой.

3. Неправильная разработка и политика управления природными ресурсами

4. Ослабление, маргинализация или распад традиционных институтов управления ресурсами и разрешения конфликтов

5. Внутригосударственные кризисы управления и отсутствия безопасности на Африканском Роге

6. Распространение стрелкового оружия в пастбищных районах

7. Оппортунизм политических лидеров в пастырских районах: пасторальные политические лидеры в основном выбираются не в качестве основанных на заслугах и т.п.

Да, сезонные пастбища во многих случаях являются общими ресурсами, поэтому участие всех сторон (сообщества скотоводов, мужчин и женщин, бедных, молодежи, правительства и других) в его управлении имеет жизненно важное значение. Однако это зависит от местных традиции и культуры.

Поэтому, вмешательство в политику и управление является ещё одной проблемой для скотоводов.

В реальной ситуации, если скотоводы и другие поддерживают такое совместное управление пастбищными угодьями, то это может быть инструментом для преодоления деградации пастбищ, чрезмерного выпаса скота и сокращения бедности.

Но, для этого необходимо чётко определить и согласовать роли и обязанности местных общин, скотоводов и правительств, а также обеспечить юридическую поддержку политики со стороны национальных правительств с чётко определёнными механизмами пастбищного землевладения.

Аргументы в пользу скотоводства иногда можно рассматривать как «выбор Хобсонов»: это не здорово, но это лучшее, что мы можем сделать в пастбищных угодьях. Аргумент о том, что «Скотоводство имеет место на маргинальных землях, которые нельзя использовать для выращивания сельскохозяйственных культур», оставляет скотоводов доступными к лишению имущества каждый раз, когда разрабатывается новая система ведения сельского хозяйства. Это происходит с орошением, с засухоустойчивыми культурами и множеством других решений для сельского хозяйства. Эти конкурирующие виды землепользования получают гораздо большие инвестиции в исследовании и разработках, чем скотоводство.

Аргументы за скотоводство могут быть слишком извиняющимися и могут быстро продать скотоводство, и они терпят неудачу на планете в целом. Пастбищные угодья приносят много преимуществ обществу, и многие из этих преимуществ принимаются как должное и игнорируются. Пастбищные угодья хранят треть земного углерода в мире и играют роль в смягчении последствий изменения климата. Они являются родиной более трети мирового биоразнообразия и включают культовые виды, которые ценятся во всём мире. Пастбищные угодья занимают глобально важные водоразделы: более трети основных речных бассейнов в мире составляют не менее 50% в пастбищных угодьях. Посмотрите на Восточную Азию, где Жёлтая река, Янгце (Yangtze), Меконг (Mekong) и некоторые другие выходят из тибетских пастбищных угодий и обеспечивают водой самый густонаселенный, самый быстрорастущий экономический регион на планете.

Наши исследования в Иордании показали, что преимущество восстановления пастбищных угодий, которое мы достигли благодаря возрождению традиционной бедуинской практики Аль-Хима, перевешивало стоимость более чем на 20 к 1. Увеличение производства кормов было достаточно одного, чтобы сбалансировать затраты на реализацию, но самым большим показателем является улучшение водоснабжения в перерабатывающих отраслях. Вторым по величине преимуществом стало долгосрочное предложение гидроэнергии в результате сокращения осадконакопления. Это не бедуины, которые выиграют от этих услуг.

К сожалению, когда альтернативные виды землепользования развиваются в пастбищных угодьях, ценность сравнивается с скотоводством на основе производства продовольственных товаров с гектара на гектар. Это игнорирует все непищевые ценности, которые поддерживает скотоводство, и игнорирует все негативные внешние эффекты или скрытые затраты, часто возникающие в новой системе землепользования. Кроме того, данные, используемые для оценки пастбищной экономики, часто недооцениваются и неполны. Неудивительно, что альтернативы выглядят довольно привлекательны.

Пастбищные угодья сталкиваются с серьёзной угрозой деградации земель, которая в последнее время оценивается в пределах от 25% до 33% в зависимости от того, как вы её измеряете, и одним из крупнейших факторов деградации является переработка земли, что в первую очередь означает выращивание сельскохозяйственных культур. Эта конверсия земель происходит в регионах, где продовольственная безопасность является ведущим приоритетом в области развития, поэтому стоимость деградации земель в этих обществах должна быть хорошо понята. Точно так же ценность и потенциал скотоводства должны быть гораздо лучше поняты. Несколько лет назад исследование WISP показало, что пасторальное поголовье скота двух сахелианских и одной европейской страны более или менее одинаково, но в европейской стране общий вклад скотоводства в ВВП был в 10 раз больше.

Скотоводство особенно угрожает переходом земли, не обязательно из-за масштаба, а потому, что растениеводство должно происходить в районах с надёжным водоснабжением. Скотоводы часто избегают этих районов, когда это возможно, из-за заболеваемости скотом, но они обеспечивают жизненно важные ресурсы в ключевые сезоны. Они могут представлять собой небольшой процент пастбищных земель, но в течение определённого сезона они могут быть разницей между жизнью и смертью или между выживанием и нищетой.

Тем не менее, скотоводство - это не просто выживание. Речь идёт об улавливании ценности пастбищных угодий, в результате производства скота и в рамках дополнительных мероприятий по обеспечению средств к существованию. Скотоводы не являются бедными по определению, и в ряде стран скотоводы процветают на разнообразном портфеле доходов, который балансирует производство животноводческой продукции с экологическими услугами. Никто не сомневается в том, что лесные менеджеры должны платить за защиту водосборных бассейнов или за хранение углерода, так ли это для разных менеджеров пастбищных угодии?

Ничто из этого не означает, что пастырские земли никогда не могут быть использованы для лучшего использования, но аргумент состоит в том, что любое изменение землепользования должно оцениваться по всему спектру затрат, которые понесены не только на месте, но и по всей пастбищной зоне ландшафт, который скомпрометирован, когда скотоводство подрывается, а также вниз по течению, где огромное население зависит от их благосостояния от услуг по пастбищным экосистемам.

Пастбищные угодья в Марокко находятся в коллективном домене или лесной области. Первые управляются этническими группами при Министерстве Внутренних Дел, а последние управляются Водами и Лесами. Земельные проблемы, с которыми сталкиваются пастбищные угодья и их пользователи:

- Соглашения внутри племен и среди племен, раскрывающие обычное право, всё больше и больше заброшены; которые создают анархию в управлении пастбищными угодьями

- Новый закон о пастбищных угодьях, это единственный, и слишком поздно пришёл в определенные регионы, этот закон хочет обеспечить землю владением пересадкой между регионами, но не заинтересован в том, что происходит на коллективных пастбищах в коммуне.

- Слишком много законов, которые регулируют пути, обычное право и современное право;

- Нет современного закона об поощрении Агдалов (Аgdals), которые регулируются обычным правом.

- Очистка деревьев правообладателями;

- Права женщин на землю не соблюдаются обычным правом, что создает конфликты;

- Исчезновение скотопрогонных маршрут для отгонки

- Ирригационные проекты в области сельского хозяйства

Привет, Fagouri, Вы упомянули о земельных правах женщин, которые не гарантирутся обычным законом, но вы также сказали, что одной из слабых сторон скотоводческих систем является утрата обычного права. Так это хорошо или плохо для женщин? Улучшают ли женщины обеспечение своих прав за пределами обычной системы? Не думаете ли вы, обеспечивая индивидуальные права женщин, что, это ещё больше ослабит коллективную скотоводческую систему ... так что, должны ли права женщин усиливаться в обычной системе ... или что вы предлагаете?

Для вопроса о правах женщин на курсы это долгая история.

1. - До 2004 года: в обычном праве, если женщина живет в деревне и у нее есть животные, женатые или не состоящие в браке, она имеет право пастись в лесных пастбищах, но не в некоторых других коллективных землях,

Если она не живёт в деревне, у нее нет прав.

Если коллективная земля делится на культуру, женщина не имеет никакого отношения.

2. - С 2004 года: с новым семейным кодексом женщина имеет те же права, что и мужчина в пастбищных угодьях, иногда возникают проблемы, если ее муж из другого племени, имеющего конфликты с племенем своей семьи, но если она пойдет чтобы она побеждала, ей дается право.

В настоящее время существует министерство, посвященное правам человека, ответственным за все земельные вопросы.

Для изменения менталитетов требуется время.

Во-первых, это будет полезно помнить, что моё участие в Инициативе Пастбищных Угодии находится в рамках Международной Земельной Коалиции, учреждённой Институтом Полуаридной Платформы Латинской Америки. Именно с этой платформы мы являемся частью Пастбищных Угодии в своей версии ЛАК. Тем не менее, мы всегда выясняли, что важной проблемой является то, что мы не всегда используем термины таким же образом. Пастбища, пастухи, полуаридные, семейное сельское хозяйство, агролесо-скотоводство, скотоводство, охотники-собиратели и т. п.

Мы понимаем огромную ценность принадлежности к различным группам, которые имеют схожие идеи с точки зрения управления ресурсами, доступа к воде, устойчивых предложений, частных и общинных земель и т. п. как это, например, под эгидой Инициативы Пастбищных Угодии, но это должно не «стандартизировать» концепции или пытаться увидеть всё с одним и тем же объективом. Это делает технический и политический дискурс неустойчивым.

Конкретные примеры:

Организации Центральноамериканского Сухого Коридора, Северо-востока Бразилии, Трёхнационального Чако и Венесуэлы представлены в Semiaridos de América Latina. В этих регионах системы очень разнообразны. В CADC, например, мы говорим об сообществах и отдельных производителей в среднем составляют от 0,5 до 2, в Бразилии и во всех северо-восточных странах в среднем от 5 до 8, а в Трёхнациональном Чако у нас могут быть сообщества от сотен тысяч до 50. Эта реальность уже окончательно знаменует собой различные способы увидеть планы действий и поднятие вопросов. В некоторых случаях для семейного хозяйства, в других - для жилых помещений, в других - предложениями скота под горой, в других - для сельского хозяйства и т.п.

Другая концепция, к которому нужно обращать внимание, - это «скотоводы». В общих чертах мы не можем сказать, что всё подходило под это понятие. Нам лучше подходит понятие «население, которое использует лугопастбищные угодья», и даже понимая, что в некоторых случаях они перемещаются по территориям в поисках воды и травы, как это происходит чаще в горных долинах или в некоторых сообществах охотников и собирателей. Но это сильно отличается от скотоводства в Африке или Азии. Вопрос о животноводстве или агролесопастбищных системах - еще одна глава, но очень связанная с креольскими общинами, которые имеют основной интерес к этой деятельности.

Проблема доступа к земле также играет центральную роль не только в том, что она означает в качестве права, но и в том, что она означает в последствиях для будущего. В общем, благодаря нашему опыту, доступ к земле - это работа, которая «фиксирует территорию» для общин и, конечно же, для фермеров-скотоводов. Эти успешные процессы доступа к земле укрепляют концепции «частной собственности» в животноводах, а в сообществах охотников и собирателей ускоряют процесс «урбанизации» в населенных пунктах с услугами. Вот почему важно прояснить концепции, чтобы не попасть в ловушки самостоятельно, потому что может быть даже чтение, что работа, разработанная в течение десятилетий для доступа к земле, противоречит концепциям традиционного пастбищного хозяйства или традиционных систем жизнеобеспечения. Короче говоря, в процессе стремления к доступу к земле, воде и другим природным ресурсам, общины и владельцы ранчо могут развивать свои жизненные системы, улучшая свое производство и, в конечном счете, качество их жизни. Но это означает огромные культурные преобразования во всех промежуточных группах.

Близится к концу: я считаю, что дискуссия о животноводстве и его роли в изменении климата чрезвычайно интересна. Обсуждение, к которому следует добавить использование целлюлозы жвачными животными для превращения травы в мясо, молоко, шерсть и т. п. Я не думаю, что дилеммой является то, что домашний скот должен быть или не быть, но для того, как мы готовим лучший аргумент, чтобы противостоять данным и позициям, которые пытаются дискредитировать производство мяса на пастбищах. Почти так же, как подготовка скорее дискурса «наружу», чем «внутри», где я понимаю, что мы будем в большинстве случаев совпадающими с стоимостью этого типа управления производством в этих регионах.

Наконец, существует много хороших систематизированных практик в доступе к земле, воде, организационным и политическим процессам, которые могут быть разделены. На самом деле одно из действий, запланированных между полуаридными, Пастбищными угодьями и другими инициативами, заключается в укреплении обменных процессов, которые способствуют большей социальной мобильности и генерированию знаний. Эти случаи публикуются в глобальной базе данных Международной Земельной Коалиции, и если это считается необходимым, мы можем приложить их для консультации.

Мобильность и Гибкость: Глобальное Разнообразие в Пастырских Системах

Вы затронули хороший вопрос, Габриэль, о разнообразии в глобальных пастбищных угодьях. Существует опасность предположить, что есть определенные особенности, *присущие * пастбищным угодьям и скотоводам (в широком смысле), когда на самом деле это всего лишь характеристики * конкретных * систем, и эти конкретные различия имеют очень реальные последствия для того, чтобы масштабные платформы и организации должны обсуждать и выступать за правильные институты и политику управления пастбищными угодьями. Эти различия действительно выделяются для меня, когда я пытаюсь расположить свои представления о горном скотоводстве (мой нынешний фокус - Таджикистан) в доминирующей литературе по скотоводству, которая имеет сильный Сахелианский и Восточноафриканский фокус.

Чтобы быть более конкретным, нам очень часто встречаются две пары слов, которые проблематично объединяются. Первая пара - МОБИЛЬНОСТЬ и ГИБКОСТЬ, часто обсуждаемые слова, как двойные потребности в эффективной эксплуатации пастбищных угодий. В конкретных горных районах, где я работал, существует жизненно важная, но предсказуемая потребность в поголовье скота в зимний период и в высокогорных районах летом. Мобильность - это ЦЕНТРАЛЬНО к скотоводству, но эта мобильность не должна быть гибкой. Это напрямую связано с другой парой слов, которые часто сочетаются: ИЗМЕНЧИВОСТЬ И НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ, часто обсуждаемые как универсальные признаки пастбищных угодий. В то время как погода никогда не бывает на 100% очевидно нигде, климат, в котором я работаю, производит четыре довольно предсказуемых сезона. Доступность кормов сильно варьируется в течение одного года, но характер её изменчивости вполне предсказуем - сильно отличается от неравновесных экосистем, скажем, Сахеля (Sahel).

Подобно тому, как глобальный экспорт западных систем ранчо в неравновесные пастбищные контексты был сильно неприемлемым и обречён на провал, есть ТАКЖЕ риск универсализации новых пастырских парадигм, основанных на неравновесной экологии, и предполагая, что он является точной характеристикой всех пастырских систем. Различия между мобильностью и гибкостью, а также изменчивостью и неопределенностью имеют жизненно важное значение для разработки земельной политики, которая является контекстно-зависимой, а не копирующей «переносимой политикой» без достаточных исследований.

Дорогой Kramer,

Это очень важный вопрос. Действительно ли скотоводческие системы следуют одной и той же логике? Насколько осторожны мы должны применять извлеченные уроки из-за рубежа? Мой опыт работы на местах связан с горными системами в Испании, чья логика довольно похожа на таковую в Таджикистане https://sites.google.com/site/pablomanzanobaena/Home/bienvenida/Manzano%26Casas2010.pdf (link is external), на Сахель и Африканский Рог, Индию, Монголию и Южноамериканские полуариды. Я должен сказать, что Сахел имеет довольно предсказуемый, хотя и очень изменчивый рисунок, как вы описываете, так как есть очень точные сезоны сухих сезонов и сезона дождей. Фактически, этот регион относится к числу тех, которые имеют наилучшие определённые скотопрогонные маршруты, которые охраняются законом, и это свидетельствует о том, что как транзит, так и маршруты весьма упрощены.

Изменчивость влияет на даты отправления и возвращения, но эту черту я видел в других системах. Я думаю, что районы с менее определёнными коридорами, такими как Монголия или Африканский Рог, зависят от более мягкой конкуренции от использования в сельском хозяйстве, тогда как в Южной Америке поголовье скота, как правило, значительно короче, а в Индии исторически были интегрированы территории сухого сезона в пахотных хозяйствах. Но вопрос о коридорах был лишь незначительно поднят в этой дискуссии, и я думаю, что это стоит обсуждать глубоко. Тем более, что возрастающая демография и конкуренция в области землепользования, как было описано во многих комментариях, как ожидается, окажут давление на мобильность, поэтому, возможно, стоит учиться в тех областях, где давление было до этого и которые имеют давние коридоры.

Pablo благодарю вас за то что, подняли этот очень важный вопрос

В Нигерии до приобретения независимости в 1960 году перегон было признано, пастбища и пастбищные коридоры (скотопрогоны) были созданы для ухода за передвижными скотоводами. Эти коридоры были демаркированы и разгромлены федеральным правительством. Позже земельные реформы возлагали земли на правительства стран региона / штатов. Это изменение политики мешало скотоводам «владеть» этими демаркационными землями. По мере увеличения численности населения эти коридоры были захвачены фермерами. Неспособность правительства инвестировать в эти земли сделало скотоводов маргинальными пользователями: это развитие усилило конфликты между фермерами и скотоводами.

Решение:

- восстановление старых пастбищных коридоров (скотопрогон) и создание новых;

- инвестиции в эти коридоры правительством как для человеческих, так и для животноводческих школ, ветеринарных клиник и т. д .;

- мобилизация и сенсибилизация животноводов в этих коридорах;

- необходимость в политике и законодательном органе для защиты скотоводства, поскольку они контролируют 85% поголовья скота в Нигерии и поставляют более 90% говядины более чем 180 миллионам человек

Спасибо, Kgillin

В Западной Африке мы тоже смущены этими двумя терминами. В то время как для скотоводства мобильность занимает центральное место в ее практике, для фермеров и других землепользователей большая мобильность скота рассматривается как большая проблема. Понимание или неправильно понимание - это главная причина конфликтов в регионе. Политики находятся на пути принятия решений по этим вопросам. Другие землепользователи, кроме скотоводов, видят окно в западном стиле ранчо (скотоводческое хозяйство). Экология и история западного ранчо сильно отличаются от того, что можно получить в сахиалянском регионе.

Как еще вы можете сказать безземельным скотоводам о скотоводческом хозяйстве с более 100 крупного рогатого скота. Хотя у него нет права на землю, и земля оценивается так, что ему, возможно, придется продать весь свой скот, чтобы заплатить за участок земли, чтобы держать скот.

В последнее время местными политиками были введены некоторые запреты на мобильность скота в Нигерии, и результаты применения закона были настолько плохи для такого пространства.

Очень хорошее наблюдение, Jaoji. Мне бы хотелось отметить, что тех, кто очарован западными рецептами, такими как ранчо, можно сказать, что на Западе также существует множество мобильных скотоводческих систем, которые процветают. Я уже привёл пример из Испании, но можете посмотреть здесь:

https://sites.google.com/site/pablomanzanobaena/Home/bienvenida/Manzano%26Casas2010.pdf?attredirects=0

Есть ещё один пример из Соединённых Штатов:

https://www.researchgate.net/publication/228459327_Transhumance_and_pastoralist_resilience_in_the_western_United_States

В Австралии коммерческие соглашения облегчают мобильность. Поскольку земля, в основном, находится в частной собственности и управляется ими, не существует большой площади коммунальных земель, доступных для выпаса скота. Когда засуха вынуждает скотоводов перемещать своих овец или крупный рогатый скот, они платят за неделю, чтобы занять часть другого имущества в рамках краткосрочной договоренности, известной как агитация. В некоторых случаях вся собственность может быть арендована в более долгосрочной перспективе. В каждом случае владелец домашнего скота имеет эксклюзивный доступ к пастбищам и воде в районе, в котором они были связаны или сданы в аренду. Домашний скот о обычно перевозится грузовиками на дорогах, а иногда - поездами по железнодорожной сети.

Существуют также общественные пастбищные коридоры (скотопрогоны) и резервы, которые обеспечивают мобильность скота, позволяя перемещать запасы из одного пункта назначения в другое пастбищное угодье, с доступом к воде. В Австралии это называется «вождение». Пастухи пасут домашний скот по этим общественным коридорам на лошадях, мотоциклах и транспортных средствах. Доступ к этим коридорам и резервам не является эксклюзивным, но управляется через систему разрешений.

Было много обзоров в этой системе резервов, обычно задавая вопрос о том, остаются ли общественные коридоры по-прежнему актуальными и они обеспечивают общественную ценность в современном мире. В обзорах в целом делается вывод о том, что эти коридоры обеспечивают ценную связь, позволяющую перемещать скот, особенно во время засухи.

Это примеры того, как мобильность может поддерживаться даже внутри оседлой системы частной собственности. Я не предполагаю, что это решение для Африки или Азии, где широко используется практика перегонки. Однако это может быть полезным примером, позволяющим поддерживать коридоры взаимосвязанных общинных земель, где политический и социальный ландшафт благоприятствует урегулированию и частной собственности.

Привет Kramer, Очень интересные уточнения ... особенно о том, что вещи, такие как мобильность и гибкость, идут вместе. Инициатива по пастбищным угодьям рассматривает усиление индикаторов связанные землёй для скотоводства - и поэтому ваши точки зрения очень актуальны для этого. Я очень мало знаю о сохранении скота / скотоводстве в Таджикистане - так простите меня, если мой вопрос покажет мое невежество - но даже времена года достаточно предсказуемы, так как Таджикистан не сталкивается с непредсказуемыми климатическими событиями так часто, как плохой зимний снег ..? И есть ли какие-либо доказательства того, что в Таджикистане климат становится менее предсказуемым, как и в других местах? Если да, тогда потребуется гибкость, не так ли?

Привет Fiona,

Это звучит как увлекательное и жизненно важное событие для Инициативы Пастбищных Угодии! Будут ли они количественными показателями или чем-то более адаптируемыми к конкретным условиям? Проделана ли какая-либо предварительная работа по этому вопросу? Является ли цель для них применяться ко всем пастырским условиям? Я искренне надеюсь увидеть воплощение проекта!

Что касается Таджикистана, я должен сказать прямо сейчас, что в стране существует многообразие: a) межрегиональное перебронирование между засушливыми низменностями и горными летними пастбищами b) более короткие дистанционные системы сезонной миграции, которые полностью существуют в горном регионе (часто упоминаются как Alpwirtschaft или «смешанное горное сельское хозяйство» в литературе). В умеренных засушливых районах - насколько я читал - гибкость оказалась наиболее важной в качестве механизма преодоления засушливого сезона (сезон, который ограничивает производство животных). В этих горных системах - и особенно во второй системе, о которой я упоминал, предельный сезон - зима, и в это время животные на самом деле останавливаются на корме из срезанного корма. Это время, когда вес падает и скот умирает. Стратегии преодоления трудностей в исключительно трудные зимы включают продажу животных, убой животных и покупку кормов, но здесь нет стратегий преодоления, связанных с доступом к земле.

Безусловно, Таджикистан, как и все страны, сталкивается с непредсказуемыми климатическими событиями. Однако из того, что я видел, эти климатические явления, похоже, действуют через данный «пастбищный сарай», так что все области аналогичным образом осуществляются. То есть, некоторые годы действительно жесткие, а некоторые - хорошие, но вы не могли просто немного изменить свой маршрут пастбищ, чтобы добраться куда-нибудь лучше (по крайней мере, не в масштабах, которыми эти пастухи работают).

Для любой данной группы, максимальная гибкость всегда была бы полезной, если бы она не вызывала никаких негативных последствий. Как мы видели во всем мире, повышение гибкости может создавать проблемы для обеспечения гарантий владения жильём и может привести к увеличению вероятности конфликтов, связанных с землёй. В неравновесных системах, где такая гибкость жизненно важна для жизнеспособных пастбищных средств к существованию, эти недостатки являются необходимыми золками, но в местах с меньшей стохастичностью, вероятно, лучше направлять политические усилия на справедливый доступ и высокую мобильность.

Большое спасибо за ваши комментарии и хорошие вопросы. Было очень приятно слышать от вас!

Спасибо Gabriel за ваши комментарии - как вы говорите, хотя наши контексты во всем мире очень разные, есть также схожесть и соответствующий опыт, и мы с нетерпением ждем продолжения работы с вами над тем, как это сделать. В течение следующих двух недель у нас будет запущен веб-сайт Инициативы по пастбищным угодьям, и здесь мы будем иметь прямую связь со всеми передовыми практиками МЗК (ILC) засушливых / пастбищных угодий - и мы также стремимся создать сводную версию этих материалов, которые, я надеюсь, вы нам поможете (в частности, в отношении выработки некоторых ключевых моментов из передовой практики LAC!).

Проблемы, с которыми сталкиваются пастбищные угодья и пастбищеользователи в Карамодже

Дорогие участники,

Извините, что присоединился к обсуждению поздно. Уганда как страна проводит реформы земельной политики. Несмотря на то, что пастбищные угодья подпадают под эти земельные реформы, это означает, что пастбищные земли, которые пользуются обычным и управляемым сообществом благодаря традиционным знаниям, явно находятся под угрозой в результате нынешних земельных реформ, и поэтому земля, о которой идет речь о поголовье скота, диких фруктов и овощей, вероятно, будут сильно затронуты событиями, ожидаемыми правительством, тем самым угрожая средствам к существованию для скотоводов.

Пастбищные угодья в Карамодже также подвергаются деградации и сокращаются благодаря развитию инфраструктуры; таких как добычи муррамов дорожно-строительными компаниями, которые создали большие овраги и тарелки в пастбищных угодьях, добывающие / горнодобывающие компании расширили землю под добычей и разведкой дальше в пастбищные угодья, следовательно, уменьшив размеры пастбищных угодий, и появляющиеся промышленные парки в Карамодже также привели к аннексии пастбищных угодий в Карамодже, за выпасом скота и натурального хозяйства, в основном выполняемых женщинами и пожилыми людьми.

Мобильность скотоводов также была пересмотрена как одно из лучших средств, чтобы требовать, чтобы земля была использована в районах Карамоджи в Уганде. Между тем, когда наступает сухой сезон, скотоводы оттесняются к заповедникам для доступа к пастбищам и воде, но ситуация также игнорируется как возможность захватить землю, оставленную скотоводами для регенерации / выпаса в следующем сезоне. Пастбищные угодья также рассматриваются как заповедники для сохранения дикой природы и лесного хозяйства, в результате чего скотоводы получают доступ к пастбищам и воде.

На самом деле, пастбищные угодья сталкиваются с негативными представлениями в зависимости от потребностей в землепользовании, и первый пользователь пастбищного угодья будет требовать, чтобы его эксплуатировали или нарушали другим пользователем.

Например, скотоводы заявляют о принадлежности к пастбищным угодьям, заявляя, что они являются единственными пользователями пастбищных угодий, поскольку его / ее видимая повседневная деятельность в пастбищных угодьях. Но следует отметить, что пастбищные угодья во всем мире являются одними из всемирных сайтов по выращиванию, которые играют несколько ролей, чем любая экосистема в этом мире, например, содержат скотоводство, сохранение дикой природы, заводы по сухостоям и дикие фрукты, исследования полезных ископаемых, источники чистой воды, дом для большинства наземных организмов и для проживания коренных народов мира. Поэтому, рассматривая такие возможности, мы должны быть готовы противостоять, а также смягчать возможные конфликты, возникающие в результате таких различных пользователей экосистем. Конфликты пользователей пастбищных угодии всегда (могут возникнуть) возникают, когда один пользователь заявляет о том, что владелец одного ресурса найден в пастбище. Почему скотоводческие сообщества претендуют на окончательную собственность на пастбищных угодьях? Это потому, что там основной ресурс, там есть скот, пастбище, вода, дикие фрукты, овощи и древесное топливо. Тем не менее, другие пользователи, такие как природоохранные организации, земледельцы и добытчики / разведчики, нуждаются в одной и той же земле в этом пастбище, поэтому в конечном итоге конфликтуют, или это из-за того, кто колонизирован первым, чем другой. В этом отношении мелкие виды использования, перечисленные выше, также вводят в заблуждение большинство экспертов в таких областях окружающей среды, природных ресурсов, животноводства, изменения климата, аграриев и экологов в конфликте, следовательно, не защищают, а также способствуют целостным возможностям сосуществования разных пользователей ресурс.

Вопрос: Почему в большинстве случаев пастбищные угодья обсуждаются в отношении скотоводства, а не для получения основных возможностей разными пользователями

Привет Loupa, спасибо за ваши комментарии. Можете ли вы обновить меня / нас в политическом и правовом контексте в Уганде - есть ли место для защиты скотоводческих земельных прав в Уганде поскольку общинной земли? И если да, то в какой степени это было применено?

Спасибо Fiona,

Буквально земельный сектор Уганды претерпевает изменения. Как я уже упоминал ранее, нынешний земельный контекст большинства Уганды находится в обычном режиме, и в большинстве случаев земли не регистрируются, не обследуются и не называются, а они выше в обществах скотоводов, чьи стили жизни игнорируются как примитивные и несогласованные. Скотоводство в Уганде рассматривается как проблема развития в стране. Хорошо, что текущие политические дебаты о земле в Уганде заключаются в том, что правительство может принудительно приобретать землю у землевладельца или общины до компенсации и, во что бы то ни стало, по мере продолжения переговоров в судах.

Нынешняя действующая Поправка к Законодательству о Земле, если она будет принята в качестве правительства , неизбежно негативно будет влиять на традиционных землях скотоводов Карамоджона, возможно, больше, чем в других общинах. Это связано с тем, что большинство кусков земли находятся в государственной собственности и не имеют названия, что очень удобно захватывать. Один из предлагаемых разделов позволяет правительству принудительно приобретать землю для инвестиций государственного сектора у землевладельца и вести переговоры с последним, пока идет разработка. Это ставит владельца земли в очень слабую ситуацию, учитывая, что правительственный оценщик, который должен определять стоимость земли, является самим агентом государства, которое является участником разногласий. Законопроект также предусматривает, что правительство депонирует деньги судом, в то время как длительные переговоры продолжаются. Судебная система в Уганде очень медленная, и в целом правосудие не способствует бедным, что еще больше усугубит жителей Карамоджи.

Поэтому сейчас необходимо согласованные усилия для защиты большинства этих важных пастбищных угодий и общинных земель для будущих потребностей скотоводов и других общин в Уганде.

Я с большим интересом слежу за обсуждением. Я особенно согласен с вкладом Натнаэля (Natnael), 7 пунктов, которые он перечислял, являются истинными причинами конфликтов в пасторальных районах. 

Я согласен с полезными причинами, поднятыми другими, в том числе Natnael, о причинах этих конфликтов в районах горячих точек.

В дополнение к этому, из опыта и документации по всему миру, большинство из них упомянули районы пастбищных угодий, а также они ссылаются на районы с скотоводами как на участки горячих точек для конфликтов в землепользовании. Это связано с тем, что эти области подвержены и привлекательны для крупных инвестиций на суше. Пастбищные угодья - это единственное место, где можно получить огромный кусок земли для крупномасштабных инвестиций, предназначенных для инвестиционных целей.

Мы провели исследование в 2016 году в сотрудничестве со скотоводами по вопросам землепользования в районах горячих точек в Танзании; а также в 2017 году исследование о состояния инвестиций в земельные ресурсы в стране, осуществляемой рабочей группой по инвестициям в земельные участки, в соответствии с Национальной Стратегией Взаимодействия (NES) в Танзании. Эти результаты по-прежнему схожи во всех исследованиях, что из-за причин основанные на земле модели инвестирования, как причины конфликта этих проблем в пастбищных угодьях. Ключевыми факторами являются аутсорсинг местного самоуправления, который создает эти инвестиции (занимает более 75% причин конфликтов с инвестициями на земельных участках).

Привет, Zakaria. NLUPC (Комиссия Планирования Национального Землепользования) придумывает некоторые интересные карты горячих точех земельных конфликтов - мы также поддерживаем их как часть проекта по Устойчивому Управлению Пастбищными Угодьями. На карте Морогора почти все точки «красные»!

Общие инвестиционные тенденции в регионе Восточной Африки представляют собой много проблем. Во-первых; отсутствие структуры, которая предоставляет сообществам информацию и  фактическое предвиденное и непредвиденное воздействие отсутствует или слабое. Во-вторых, механизмы для стратегических выгод от таких инвестиций пользователями пастбищных угодий отсутствуют или в ситуациях, где они существуют, они больше предпочитают инвестора и правительства. В-третьих; слабые институты по обеспечению защиты пастбищ и ресурсов в них. Часто инвестиции и инвесторы не отражают последствий инвестиций в пастбищные угодья. На самом деле для инвесторов и в значительной степени для правительства, пастбища не имеет важное значение!

Второй комплекс проблем связан с потенциалом и координацией принимаемых мер в пастбищных угодьях. Признавая различные проблемы от конфликта до изменения климата, слабые системы управления и структуры, а также социально-экономические потребности. Есть много субъектов. Эти субъекты часто не разговаривают друг с другом, и поэтому принимаемые меры не порождают эффективных и дополняющих связей. Но даже когда это происходит, структуры и очевидные способности, которые понимают полноту пастбищных угодий; люди, ресурсы и средства к существованию в пастбищных угодьях не являются адекватными, это просто переводит на стратегические структурные проблемы.

Благодраю Кен.

Просто в дополнении. Не забывая определения политики пастбищных угодий из других земель, обобщение земли также является проблемой. Однако некоторые страны по-прежнему не имеют политику в отношении защиты и использования пастбищных угодий. Например, политика управления пастбищными угодьями в Уганде и политика скотоводства с тех пор остались в Министерстве Сельского Хозяйства, Животноводства и Рыболовства (MAAIF)

Благодарю

Loupa

Пара других подпунктов;

• Изменения прав собственности на землю и системы землепользования.

• Явление изменения климата

• Изменение систем контроля земли, субъектов и институциональных механизм для управления ресурсами

• Возросшие конфликты на основе ресурсов в пастбищных угодьях являются эндемическим явлением. Это возникает в результате:

• Конкуренция за доступ к ограниченным ресурсам и контроль за ними,

• Изменение климата и возникающие явления перехода от кочевого к оседлому образу жизни.

Где находятся горячие точки конфликтов землепользования и каковы причины этих конфликтов?

Общие горячие точки

1. Пастбища

2. Пункты водоснабжение (водоисточник)

3. Заповедники (особо охраняемая территория)

4. Пограничная полоса

5. Усадьбы / районы поселений

6. Сельскохозяйственные земли

ПРИЧИНЫ ЗЕМЕЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ, например в Уганде

1. Потеря роли традиционных институтов в Уганде

2. Коррупция  

3. Трансграничное перемещение общин

4. Конкуренция между правами пользователей

5. Реальность изменения климата

6. Расширение сельского хозяйства в результате потери плодородия почв

7. Проблемы политики

8. Политическая атмосфера в Африке

Я хотел укрепить центральный и окончательный элемент, когда речь идёт о защите пастбищных угодий. В Латинской Америке, в большинстве лесных районов, где работает полузасушливая платформа Латинской Америки, существует не только проблема названий земель и территорий, но также серьёзные проблемы доступа к воде как для семейного потребления, так и, конечно же, для производства. В подземных водах есть проблемы геологической солености, мышьяка, и лучших слоев, если они существуют на огромных глубинах 300, 400 или 700 метров, что делает их добычу очень дорогостоящими. Но без воды бесполезно защищать земли и территории. Поэтому разработка стратегий доступа к воде в сочетании с доступом к территориям имеет важное значение для разработки конкретной программы действий по улучшению качества жизни. В этом смысле многие организации на континенте разработали стратегии доступа к воде под «Основным правом человека». Отличным примером является Бразилия и то, что было сделано на северо-востоке с программой «Один миллион цистерн», которая дала воду 5 миллионам бразильцев за последние 20 лет. Этот опыт сегодня реплицируется на всем континенте. Мы считаем, что обеспечение пастбищных угодий должно идти одновременно с обеспечением воды сначала для семей и их повседневной жизни, а также для их жизни и производственных систем. Существует много опыта этих систематизированных работ, которые мы можем предоставить тем, кто этого требует.

Привет, Gabriel. Не могли бы вы объяснить немного больше о «Миллион цистернах» в Бразилии. Предполагая, что с большим количеством воды там производится больше скота ..... так, как же они прекращали/ прекращают деградацию пастбищных угодии (то есть это не только вода необходима, но и улучшение продуктивности пастбищных угодии) ... или сделали / предоставляют ли они дополнительные продукты? В некоторых частях Эфиопии мы видели, как система коллективного землевладения была разрушена, и земля всё более ухудшалась в результате уничтожения цистерн (в частности, отдельных лиц). Интересно, как эта проблема была затронута в Бразилии?

Спасибо Фионе за вопрос о программе «Миллионы цистерн» в Бразилии. Первое, что нужно уточнить, - это то, что на северо-востоке Бразилии средняя площадь фермера составляет 8 гектаров земли, а его продуктивная система не является скотом, а сосредоточена на семейном фермерстве, где у них есть несколько голов крупного рогатого скота и несколько голов меньшего поголовья. Это полузасушливые земли, но каждая семья поселяется на собственном имуществе. Основная проблема, как и во всех разных семиаридах LAK, заключается в том, чтобы сначала разрешить доступ к воде для потребления человеком, а затем наступает этап продвижения по совершенствованию производственной практики.

По этому вопросу около 3000 организаций гражданского общества в Бразилии за последние 20 лет (на основе социальных работ, разработанных в течение предыдущих 30 лет) разработали государственно-частную программу «Универсальный доступ к воде», которая называется 1 млн. Цистерн, которая состояла из разрешения 1 миллион семей имеют доступ к безопасной воде для потребления человеком. Вместе с государством, которое финансировало эту программу, они создали впечатляющее социальное движение (я не знаю другого такого масштаба в ЛАК и даже в мире), и было построено более 1,2 миллиона цистерн, где 5 миллионов бразильцев обеспечили доступ к воде, Программа финансировалась государством и гражданским обществом, сгруппированным в ASA (Артикуляция Бразильского Полузасушливого), отвечала за его выполнение, разработку плана наращивания потенциала, присвоения технологий и эксплуатации. Технологическая система чрезвычайно проста: сбор дождевой воды, включая цистерну 16 000 литров (она обеспечивает пресную воду для семьи в течение 8 месяцев засухи при расходе 13 литров на человека в день). Интересным и стратегическим аспектом этого плана доступа к семейной воде является то, что она позволяет семьям оставаться на своей земле и сразу же придумывать и развивать методы для улучшения производительности. Среди них технологии доступа к воде для сельскохозяйственного и животноводческого производства, поэтому мы добавляем Цистерны 52 000 литров с водосбором на суше, плотины, канализационные трубы на камнях и т. п.

В нашем первоначальном комментарии мы отметили, что без воды нет пастбищных угодий для семей и что это, по-видимому, является центральным моментом, поскольку, кроме того, это обеспечило лучшее управление их землями и подумало о других альтернативах производства в тех случаях, когда не также в сочетании с животноводством и сельским хозяйством, как это имеет место в Бразилии. В LAK существуют также только системы животноводства с большей или меньшей мобильностью, но мы можем проводить аналогичные анализы.

Дамы и господа; 

Я внимательно слежу за обсуждением; я полностью согласен(а) с тем, что вы все подняли. Очень благодарю вас за это! И я очень заинтересован, если вы поделитесь мной дополнительными пунктами о текущем статусе пастбищ вашей страны.

Позвольте мне поделиться с вами о текущем состоянии пастбищных угодий в Эфиопии:

От общей массы земли Эфиопии 62% является пастбищными угодьями. Однако; пастбищные угодья плохо управляются на всей территории страны, что приводит к серьезной деградации земель, сокращению биоразнообразия, постепенному снижению питательной ценности и замене ни в каких приемлемых, засухоустойчивых видах растений. Повреждения сорняками и нежелательными древесными растениями угрожают пастушеской системе на Африканском Роге, особенно в Восточной Африке.  

Эфиопские пастбища находятся под угрозой с появлением злаковидных и древесных растений. Злаковидные растения, как Xanthium spp. и Parthenium hysterophorus, древесные растения, такие как Prosopis juliflora и различные виды акации и суккуленты, такие как Opuntia spp. увеличиваются. Они несут ответственность за значительное сокращение производства потенциала пастбищных угодий. Увеличение обезлесения, повторяющиеся засухи и чрезмерное выпас скота могли бы привести к ухудшению растительности пастбищных угодий, тем самым ослабив возможности пастбищ и просеивания пастбищных угодий. В настоящее время большая часть пастбищных угодий (> 80%) в Эфиопии подвергается воздействию вредных сорняков, таких как Parthenium hysterophorus и Prosopis juliflora.

Дорогой Natnael,

Сорняки - определённо огромная проблема. К сожалению, когда инвазивцы достигают заданного порога, как правило,  невозможно (технически или экономически) искоренить их. Мне интересно, реализуются ли в Эфиопии или в других странах альтернативы для дополнительного дохода, которые могут помочь им контролировать. Были разговоры о производстве муки из стручков Prosopis, а также использование деревьев для производства древесного угля, который так ценится для импорта в странах Персидского залива. Я также недавно посетил исследовательский центр Mpala в Лайкипие, Кения, и увидел, как Opuntia контролируется кошенилью, что также имеет ценность как ценный краситель. Это контрастировало с ужасающими заражениями, которые я наблюдал в Сомалиленде.

Natnael - спасибо - и я вижу, что вы теперь упоминаете Parthenium и т. д.  Как я прокомментировал вам ранее в диалоге!

Pablo- в Кении есть некоторые, которые утверждают об использовании, например, Прозопис - хотя и здесь, например, в KEFRI они теперь видят проблемы с таким подходом, как Baringo. Опыт в Эфиопии заключается в том, что небольшие проекты НПО, которые пытались поддержать использование, лишь добавили проблемы - мы видели это снова и снова за последнее десятилетие или около того. После многих лет работы над этим вопросом в Эфиопии и с несколькими из нас, лоббирующих правительство, было достигнуто согласие о том, что главная цель - уничтожить завод - да, согласился, что это «желание» и на самом деле очень сложно (если не невозможно) для достижения - но хорошо иметь это как цель / видение, и мы не хотим возвращаться к открытию дискуссий об использовании в качестве общей стратегии! В настоящее время в Эфиопии существует Национальная стратегия управления прозопией, и у нее есть три направления: первое - для предотвращения (т.е. в тех районах, которые еще не вторглись или не подвергались риску вторжения), второе - для удаления (т.е. в приоритетных областях высокой производительности для выпаса скота или культуры), и третье - для контроля (т.е. в областях с не очень высоким приоритетом, где удаление в настоящий момент невозможно). В этом последнем (номер три) есть место для обсуждения вопроса об использовании биомассы в очень контролируемой манере, и правительство обсуждает, например, с цементными заводами об этом. Я могу отправить вам Стратегию, если вы заинтересованы. Но чтобы открыть разговор, чтобы поговорить об использовании (например, для корма для животных, древесных продуктов, древесного угля) в более общем смысле, это опасно и может отменить разговор спустя десятилетие ..... было много разговоров и дискуссий об этом .... так забота нужна!

Я хотела бы также добавить, что в Эфиопии есть некоторые интересные земельные вопросы, связанные с проблемой Prosopis, например, что делать с землёй после того, как она была очищена ... у кого есть права на неё … и т.д. Также, какой уровень защиты землевладения или давления на доступ к земле требуется для того, чтобы местные жители уделяют больше внимания на Prosopis ......

Fiona совершенно правa. Мы не можем управлять пастбищными угодьями, если мы игнорируем проблему Просописа. Воздействие Просописа во многих местах связано с пастбищными угодьями, и Просопис использовался в течение очень короткого времени, чтобы заменить и доминировать в местных видах или пастбищах и привести к отсутствию пастбищ для скота в пастбищных угодьях и когда-то делает пастбища непродуктивными с другими видами пастбищ.

В Кении, Эфиопии и Танзании проводятся различные эксперименты, проводимые различными университетами из США, Европы и Восточной Африки студентами аспирантов в сотрудничестве с национальными учреждениями-реципиентами с использованием древесных инвазивных чужеродных видов в Восточной Африке. Эти эксперименты были направлены на оценку и смягчение воздействия Прозопис на экосистемные и природные источники средств к существованию. Среди прочего, эти эксперименты показали, что существует высокая потребность в рассмотрении этих последствий и последствий от «Просописа», если мы действительно хотим решить проблему управления пастбищными угодьями, как только мы обеспечим безопасность. К счастью, в этих экспериментах были рассмотрены проверенные наземные манагентные меры для «Просописа», которые подходят для защиты и обеспечения устойчивости незанятых пастбищ в пастбищахных угодьях.

Фиона, я понимаю, но один небольшой вопрос: использование Prosopis не сработает для небольших проектов, потому что с ним нужно обращаться слишком осторожно, а потенциал / средства / инвестиции выходит за рамки того, что доступно для сообществ или НПО?

Одной из труднорешаемых проблем, которая заводит общество пастбищепользователей Кыргызстана в тупик, является распространяющийся рост такого сорняка, как карагана (его существует более 50 видов), который скот не ест, но с каждым годом данный кустарник захватывает все большую территорию, его ежегодный прирост составляет 2%. По словам пастбищепользователей они пробовали бороться с данным сорняком механическим способом, то есть скашивать, однако после этого он растет только еще лучше. Пробовали и химическим, но это тоже не помогло. У данного растения, как он отмечает, большая корневая система, которая уходит на сотню метров под землю. Единственным решением, как отметил в свою очередь руководитель пастбищного комитета является борьба с данным сорняком с помощью коз. «Как нам посоветовали американские международные консультанты, надо скосить сорняк и когда он только начнет отрастать - запустить коз, которые поедают данное растение в молодом виде, а также вытаптывают его», - рассказал он. Резюмируя мероприятие, эксперты отметили, что было бы разумно финансировать проекты, поддерживающие земельный фонд республики. По их мнению, вопрос сохранения пастбищных угодий Кыргызстана – вопрос стабильности социального и экономического развития страны.

Эльвира – вы можете послать мне фотографию сорняка Караган, о котором вы говорите, и / или его латинское название, чтобы мы могли видеть, что это такое.

Дорогие Фиона и Эльвира,

Делается ссылка на карагана, т. е. Род Караганы кустарников в семье бобовых. Дополнительная информация и фотографии на https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%BD... (link is external)

Пастбищные угодья в Западной Африке сталкиваются с серьезными проблемами, некоторые из которых я хотел бы поделиться в контексте текущих дискуссий:

• Модель сельскохозяйственной механизации, разработанная в большинстве западноафриканских стран, способствует контролю за большими районами за счет пастбищных угодий.



• Расширение сельскохозяйственных угодий с появлением тракторов и других технологий вспашки, также поддерживается неправильным применением пестицидами, особенно гербицидами, которые в последние годы нанесли большой ущерб мобильным скотоводческим системам.

• Все эти сельскохозяйственные технологии также распространяют различные методы территориального контроля и стратегии территориализации в сельских общинах. Пастбищные угодья в основном контролируются как часть этой динамики.



• Плантации, особенно сады кешью, развивались в различных частях Западной Африки в ущерб пастбищным угодьям. Недавние исследования показали, что плантации кешью использовались для “снизу-вверх” территориализации на в таких странах, как Бенин, Буркина-Фасо, Кот-д'Ивуар и т. п.



• Помимо упомянутой выше территориализации “снизу”, практика территориализации сверху или патримониализация государственной политикой и международными институтами вносит огромный вклад в осуществление контроля над пастбищными угодьями.

• За последние годы земельные реформы, осуществленные в нескольких странах, способствовали фрагментации пастбищных угодий в ущерб скотоводам. В некоторых случаях различные формы захвата земли позволяют внешним субъектам контролировать большие площади. Например, план землеустройства в сельских районах (Plan Foncier Rural), разработанный в Бенине привёл к новой динамике суши, которая создаёт победителей и проигравших в рамках социально-экономической дифференциации.

• Изменение климата воспринимается как реальность во многих западноафриканских общинах, где природные ресурсы, которые когда-то ценились различными участниками, исчезали или уменшались в пастбищных угодьях. Это истощение ресурсов отрицательно влияет на пользователей пастбищных угодий, особенно скотоводов.

К числу обширных вопросов пастбищных угодии в Монголии относятся следующие:

* Чрезмерный выпас скота из-за увеличения поголовья скота (66,2 млн. голов по состоянию на Декабрь 2017 года)

* Пропускная способность превышена и ведёт к деградации (есть статистические исследования, которыми я могу поделиться)

* Ограниченный доступ к рынкам, особенно к экспортным рынкам для продуктов животноводства. Из-за болезней животных, таких как вспышки ящура и чумы мелких жвачных животных, существуют высокие ограничения и требования к экспорту мяса. Это сильно влияет на средства к существованию скотоводов. Другими словами, болезнь животных - без рынков – увеличинное количество скота - деградация и плохие средства к существованию и недостаточно устойчивы. Немногие компании экспортируют в Иран, Китай-Синьцзян, Россию, Японию и ЕС тепловые и упакованные продукты охлажденного мяса. Правительство Монголии объявило, что экспорт мяса в 2017 году увеличился в 7 раз, что, по-видимому, свидетельствует о хорошем результате, однако по качеству и устойчивости рынков еще многое предстоит сделать. Приоритетом правительства является увеличение экспорта мяса, однако по-прежнему существуют проблемы для борьбы с болезнями животных. Поэтому недавно парламент принял два новых закона: Закон об охране здоровья животного мира и Закон о генетике животных.

* Отсутствует регулирование пастбищных угодий и правовая среда. Более 10 лет обсуждения и судебного разбирательства, чтобы получить одобрение закона о защите пастбищных угодии и всё ещё никакого результата.

* Самый большой проект в Монголии, посвященный проблемам пастбищных угодии, - проект Greengold Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству (SDC). Они проводили различные исследовательские работы и методологии для определения несущей способности, состояния деградации и разработанных вариантов альтернативного дохода, основанного на маркетинге продуктов животноводства, в основyом яков и верблюжьей шерсти, а также некоторых цепей добавленной стоимости в секторе мясопереработки.

* В Монголии существует проблема традиционных прав с точки зрения использования пастбищных угодий. Хотя вышеупомянутый проект в значительной степени предназначен для защиты пастбищных угодий и улучшения условий жизни местных общин, есть некоторые практические проблемы в отношении их экспериментального осуществления по заключению трёхсторонних пастбищных соглашений.

* В связи с деятельностью по добыче полезных ископаемых также возникают конфликты между пастухами и горнодобывающими компаниями и влияние на миграцию и среду обитания дикой природы.

* В некоторых районах на севере, который является единственным плодородным ландшафтом для земледелия, возникает конфликт с пастухами из-за прав землевладения.

Дорогая Munkhbolor. Надеюсь, в ближайшие дни вы вернетесь и расскажете нам некоторые идеи о практических решениях этих проблем!

Сельское хозяйство является главной причиной превращения пастбищных угодий. За последние 50 лет пастбищные угодья были уменьшены. В результате, такие пастбищные угодья остаются значительно более сухими и менее производительными, чем те, которые традиционно эксплуатируются скотоводами. Они также более фрагментированы либо из-за переделки земли, либо из-за частных пастбищ, часто незаконно отгороженных от общих свойств, что приводит к меньшей экологической связности (таким образом, больше ограничений для естественных процессов) и меньшей жизнеспособности.

Но есть также косвенные последствия расширения сельского хозяйства, такие как озеро Туркана, где плотины реки Омо, вероятно, приведут к уменьшению стока в озеро, которое уже сокращается. Это окажет глубокое влияние на пастбищные угодья и средства к существованию Туркана, Мурси и других. Пастбищные угодья вверх по течению будут заменены орошаемым сахаром и хлопком, в то время как пастбищные угодья вниз по течению будут высохнуть. Правительства Кении и Эфиопии не признают обычное владение пожилыми людьми скотоводами, и поэтому серьёзных планов компенсации не существует.

Дальнейшее чтение в недавней публикации МЭБ.[1]


[1] Niamir-Fuller, M. (2016). Towards sustainability in the extensive and intensive livestock sectors. In: J. Zinsstag, E. Schelling & B. Bonfoh (eds.), The future of pastoralism. Scientific and Technical Review 35 (2). OIE, Paris.

Уважаемые участники,

Спасибо за активное участие! Я хотел бы продолжить при участии ко второму вопросу нашей дискуссии. Каковы примеры хороших практик, опыта и извлеченных уроков, позволяющих сделать пастбищные угодья более безопасными? Пожалуйста, поделитесь своими взглядами:

- Каковы примеры благоприятствующей политики и законодательства, которые поддерживают права местного землепользования на пастбищных угодьях? Успешны ли они? И если да, каковы основные элементы такого успеха?

- Какие существуют инициативы, обеспечивающие права местных пастбищепользователей на земельные ресурсы и почему они преуспели там, где другие нет?

- Какие инициативы существуют, способствующие улучшению процессов планирования землепользования, в результате которых имело место более эффективное землепользование и улаживание различий между землепользователями?

- В какой степени эти инициативы являются инклюзивными обеспечивая вовлечение всех заинтересованных сторон, в том числе самых маргинальных групп?

- Какие новые технологии были использованы для повышения эффективности и целесообразности использования пастбищных угодий?

- Каковы примеры существующих инициатив, которые успешно разрешили конфликты в области землепользования и какие уроки мы можем извлечь из них для дальнейшего применения?

Сохраняйте дух!

Уроки из Танзании: Масштабирование подхода коллективных земельных прав

Роль СОПВ в подходе отношений земельных прав в Танзании: правовой инструмент для укрепления владения и обеспечения безопасности пастбищ. Сертификат обычного права на владения (СОПВ) как особый и ценный юридический инструмент (подход) для укрепления землевладения и обеспечения безопасных пастбищных угодий для скотоводов, чьи средства к существованию и практика требуют общедоступных ресурсов. Для этого требуется инструмент коллективного режима собственности (СОПВ), который эффективно формализует права на землю этих, часто маргинализованных групп. СОПВ способствует равенству, защищая интересы целой группы, тем самым укрепляя права уязвимых людей, женщин, детей и других меньшинств в сообществе, которое разделяет и зависит от коммунальной земли и ее ресурсов. До СОПВ все эти земли были склонны к вторжению и захвату земли. Доверие к сообществу (ДС) начал исследовать СОПВ в 2011 году, а первой группой, которая извекли пользу, была Охотник Газерерс, Хадзабе, в Мбулу, долина Йаеда. ДС является первой организацией, которая изучает СОВП для групп по защите прав на землю коренных народов, и теперь она пытается популяризировать СОВП, масштабируя до других областей ландшафта. С 2011 года ДС защитил площади пастбищ около 1 миллиона гектаров земли через СОВП и сертификат сельских земель.

В Кыргызстане насчитывается 9 миллионов гектаров пастбищ различных категорий. Сбор за пользование пастбищами осуществляют пастбищные комитеты, которые входят в объединения пастбищепользователей, действующих при каждом селе. Если ранее за пользование пастбищем для пастухов была установлена арендная плата, то ныне сумма сбора определяется из поголовья скота и вида животных. Средства, собранные объединениями пастбищепользователей, направляются на реабилитацию инфраструктуры пастбищ - строительство и восстановление водопойных площадок, скотопрогонных дорог, мостов.

В 2016 году, Dodoth Агропастбищная Организация по Вопросам Развития сотрудничала с Mercy Corp / USAID, чтобы выступить посредником миротворческой программы в ландшафтной границе Уганды и Кении. DADO - национальная неправительственная организация, работающая на местном уровне, занимающаяся вопросами миростроительства, сельского хозяйства и охраны здоровья животных, управления земельными ресурсами и исследований.

На этом этапе некоторые из видимых результатов планирования являются планами скопления пастбищ, в которых как Туркан, так и Додотские скотоводы согласились с некоторыми проблемами, например, кто должен сначала омывать воду и где?, Кто должен пасти места, где и когда должна пастись в определенной точке пастбищ. Кто должен поселиться где и в каком сезоне. Таким образом, это понимание, используя людей для людей на основе подхода. Привлечение людей / скотоводов к планированию, диалогу и согласованию собственных условий.

В Уганде большинство программ по восстановлению земли / пастбищных угодий в идеале были реализованы правительством в рамках его отраслевых министерств, таких как сельское хозяйство, земля, окружающая среда и т. п., и поэтому в большинстве случаев действительно очень сложно контролировать и оценивать успех некоторых программ, и тем более «политика Управления Пастбищными Угодьями и Скотоводством по-прежнему находится в стадии разработки».

@Akwii Esther, уже упомянул некоторые из существующих руководящих принципов политики, которые действительно умны, но недостаток реализации политики в Уганде является главной задачей. Тем не менее, правительства продолжают смотреть на свою сторону Власти для осуществления действий.

Пример; Соглашение о Совместном Использовании Природных Ресурсов Loyoro и Morutit.

Закон о Земле Уганды признает общинные земли под обычным владением, и национальная земельная политика 2013 года содержит программное заявление о том, что земельные права скотоводческих общин будут гарантированы и защищены государством и ряд стратегий осуществления, предусмотренных в нем.

В плане действий по реализации национальной земельной политики на 2015-2019 гг. в приоритетных действиях по реализации (1 – 3 года) в соответствии с правовыми и нормативно-правовыми реформами говорится, что правительство «пересмотрит и при необходимости внесет поправки в законы, регулирующие права на землю и доступ к ресурсам и права владения скотоводческих сообществ ".

Однако, как было подчеркнуто в ходе обсуждений выше, реализация политики остается большой проблемой.

Есть ли примеры положительного передового опыта, где скотоводы были обеспечены общинными землями?

Формирование общинных земельных ассоциаций в некоторых районах Карамойя, как это предусмотрено в Законе о Земле Уганды. Однако такие инициативы в основном осуществляются гражданским обществом и в Карамойе, а не остальными районами скотоводства / скота в Уганде.

Кроме того, диалог, способствующий обеспечению безопасности владения жильем для скотоводов, облегчается гражданским обществом посредством многосторонних форумов, таких как «Группы по интересам на суше», которые осуществляется GIZ в Карамойе, для преодоления разрыва в знаниях по традиционным и формальным системам управления земельными ресурсами; и земельная платформа Северной Уганды, которая собирается ежеквартально для обсуждения земельных вопросов, как правило, по темам, включая права на пастырские земли

В регионе Центральной Азии есть некоторые примеры хорошей практики и извлеченные уроки для обеспечения безопасности пастбищных угодий:

1. - Совместное управление общинами пастбищных угодий и других природных ресурсов в Монголии

Совместное управление пастбищными угодьями было впервые введено / протестировано в Монголии в 2000 года. Введено поправка к монгольскому закону «Охрана окружающей среды», впервые одобренная парламентом в 2005 году, которая на законных основаниях начала совместное управление общинами пастбищных угодий в Монголии, по принципу «снизу вверх». В соответствии с этим законом правительство юридически признало создание и регистрацию общин, как «nukhurlul», и установило правовые рамки для распределения определенных природных ресурсов для общин.

В конце 2016 года на национальном уровне было зарегистрировано более 1200 общин или общинных групп (nukhurluls) с акцентом на совместное управление пастбищными угодьями, лесами и биоразнообразием, охватывающее около 17 500 домашних хозяйств. В настоящее время в Монголии организовано 1362 группы пастбищепользователей , в которых задействованы около 63,5 тысяч семей пастухов, для совместного управления пастбищными угодьями и улучшения возможностей получения средств к существованию.

2. - Информационная база данных, как «Электронный пастбищный комитет» в Кыргызстане

Информационная система «Электронный пастбищный комитет» в Кыргызстане представляет собой программу, которая позволяет управлять пастбищами и содержать электронную карту территории и учет пастбищных территорий 454 объединение пастбищепользователей (ОПП) в стране, которая была создана в соответствии с законом  «Закон о пастбищах» в Кыргызской Республики (2009 год). В нем также указано количество пастбищных пользователей и скота, которые учитывают вакцинацию, оплату животноводства и выданные пастбищные билеты. Система включает в себя план использования пастбищ, который включает в себя условия, маршруты, площади пастбищ с данными о урожайности и мощности, которые ежегодно обновляются комитетом. Это инновационный подход в управлении пастбищами, основанный на местных ассоциациях пользователей пастбищ.

3. - Также в Центральной Азии есть интересный опыт тестирования устойчивого управления пастбищными угодьями с усилиями по сохранению биоразнообразия в Казахстане и комплексное управление местными пастбищными экосистемами в Таджикистане.

Размышления о том, как и что может сделать пастбищные угодья более безопасными

1.- Системы и структуры, которые поддерживают обычное управление общинными ресурсами в контексте уставных структур, включая административные границы. Они обеспечивают:

• Обеспечение ключевых столпов скотоводства в производстве, управлении и безопасности (Инвестиции животноводства, природных ресурсов (вода, пастбища) и социальных институтов (люди). Поэтому, когда инвестиции осуществляются на этих столпах, то достигается устойчивость и жизнестойкость скотоводство и поддерживается). Например-случай Гарбатулы.

2. Планирование ресурсов на уровне общин и управление ресурсами на основе участия
• Концепции в направлении использования и надлежащего управления ресурсами пастбищных угодий, вероятно, становятся безопасными в планируемом пространстве. Планирование с точки зрения использования общинных ресурсов, инвестиций и практики и с учетом их участия помогает выработать общее видение и создать основу для устойчивых ресурсов пастбищных угодий и обеспечения гарантий владения.  Они являются карманами таких рамок, включая групповые ранчо, которые имеют законный запланированный ум, но актуализированы по практике обычного и группового Каджиад ранчо, которые являются примерами ссылок Несмотря на то, что делается в небольшом зонировании подхода таким образом, он обеспечил ресурсы и построил сильное обычное учреждение и сплоченность группы, чтобы реализовать концепцию общего надлежащего и ресурсы права использования, доступ и управление.
• С другой стороны, консервации имеют разные и схожие концепции, они либо являются общинными частными, либо представляют собой смесь обоих иногда правительственных (государственных) случаев Olpajeta в Нанюках. Они несколько обеспечили или сделали пастбища более безопасными в той мере, в какой они защищены. 
• Планирование землепользования Танзанийская совместная деревенская планирование землепользования (Tanzania Joint Village Land use planning); это еще один случай успеха

3. Политика, планы, структуры  

• Пастбища и их ресурсы пересекают границы и являются пользователями. Для обеспечения гарантий владения и имущественных прав пастбищных и пастбищных угодий должны быть созданы соответствующие структуры, системы и планы. К их числу относятся политика, стимулирующие правовые рамки, учреждения и инвестиции в разведочные ресурсы. В Африке в рамках африканского Союза существуют региональные стратегии и руководящие принципы, включая рамки пастбищного животноводства.
• Внутригосударственные законы и политика, как и в Кении, касаются общинного земельного права и политики в отношении засушливых и Полузасушливых земель. Это хорошие примеры существующих рамок и признания того, насколько внешний толчок или чувство осознания того, в какой степени пространства, ресурсы и жители пастбищных угодий могут влиять на политику и управление, включая АС, менее важны в настоящее время. Важно то, как их операционализировать, признав их полезность.
• В качестве примера можно привести Кодекс сельских районов Нигера, в котором также сочетаются нормативные законы и обычаи. Признавая необходимость уделять больше внимания укреплению систем и / или институтов обычного права и уделять больше внимания тем компонентам, которые подрывают прогресс,. 
• Глобальный: консенсусный документ ЕС. Признание пастбищных угодий на уровне Европейского парламента.

4. Изучение из общин
• Пространство для обмена в сочетании формального и неформального является шагом на пути к более широкому пониманию важности пастбищных угодий и их ресурсов среди различных заинтересованных сторон. Инициатива по пастбищным угодьям использовала это, и из него родилась программа. Чем больше знаний и межкультурных, институтов и регионов, тем больше уроков извлекается.
5. Технология обеспечения безопасности пастбищных угодий и их ресурсов (пилотируемое применение модели социального владения)
• Определены последствия таких проектов в следующих областях;
* Производство и производительность

* Устойчивое управление природными ресурсами / пастбищами

* Полномочии

* Инновации
• Этот процесс облегчил социальные и пространственные данные, которые могут использоваться как правительствами, так и партнерами по развитию для улучшения предоставления услуг, распределения ресурсов, планирования и осуществления территориального планирования графства и CIDP (Градостроительные планы комплексного развития)
• Созданные возможности для анализа политики и институциональных механизмов

Дорогие участники, одним из основных факторов сохранения пастбищ является принятие Государством нормативно правовых актов регулирующие всю полноту управления и использования пастбищ. Так 2009 году в Кыргызстане был  принят закон "О пастбищах". Пастбища являются собственностью государства, полномочия по управлению и использовании переданы сельским институтам "Объядинениям пастбище пользователей" которые имеют статус юридического лица. Исполнительным органом "Объядинения пастбище пользователей" является пастбищный комитет который регулирует всю пастбищную систему управления и использования на плановой основе. Пастбищный комитет устанавливает плату за пользование пастбищами и осушествляет сбор с каждого пастбищепользователя согласно его поголовья животных. Сумма сбора платы за пастбище идет на улучшение пастбищ и рещение проблем пастбищепользователей при использовании пастбищ. Пастбищные комитеты при планировании дают деградированным участкам пастбищ время отдыха от 2 до 3 лет не выпасая животных. Ведут строгую ротацию пастбищ по сезонам года. С принятием закона и созданием институтов пастбищепользования произошол сдвиг в сторону улучшения состояния пастбищ. Сейчас закон "О пастбищах" Кыргызской Республики стараются адаптировать другие Республики Центральной Азии.

В Танзании земля регулируется различными законодательными актами, но основными законами являются Закон о Земле и Закон о Земельном Участке 1999 года. Эти законы классифицируют землю в сельскую землю, зарезервированную землю и общую землю. Эти законы предусматривают две системы землевладения, а именно предоставленные Права на размещение и Обычное Право на Пребывание (CCRO) s) для физического лица или физических лиц, зарегистрированных групп или любого юридического лица. Все типы земель - это общественные земли, находящиеся под государство (при Президенте в качестве Доверенного лица). Пастбищные угодья попадают под сельскую местность в управление или владение Сельским советом в качестве попечителя Сельской Ассамблеи. Для скотоводов, чтобы обеспечить безопасность и защиту пастбищных угодий, они должны сначала сформировать зарегистрированную ассоциацию, следовать процессам планирования землепользования для обеспечения пастбищных угодий и доступа к CCROs или свидетельства о занятости. Как указала ранее Фиона, Программа Устойчивого Управления Пастбищными Угодьями (SRMP) испытала и изучила практичность этого процесса с большими успехами.

 

В Камеруне законы о землевладении, частные права на землю вытекают из владения «титулом земли». Хотя все без названия, незарегистрированные земли считаются «публичными землями», которые удерживаются государством от имени общественности, или «национальная земля», которая включает незанятые земли и земли под обычным сроком владения. Пастбищные угодья в Камеруне считаются государственной собственностью в соответствии с Постановлением № 74-1 от 1974 года и поэтому управляются, как и все другие национальные земли, двумя смежными структурами: Консультативными Советами по Земле и Агро-пастырской Комиссией (APCs), возглавляемые командирами дивизий. APC может распределять пастбища для отдельных лиц или групп для пастбищных целей на временной основе, а земля по-прежнему считается национальной землей до тех пор, пока отдельные лица или группы не будут применяться и не получат титул земли, что делает его «частной личной землёй». Зерноуборочный комбайн или группа вегетарианц могут приобретать пастбища через концессию, создавая проект по животноводству или разработке (ранчо скота, плантацию и т. д.), а затем подавая заявку на уступку. Когда земля классифицируется как «конечная уступка», она перестаёт быть «национальной землёй»

 

Все вышеперечисленные передовые практики из Кыргызстана, Казахстана, Танзании, Камеруна и других стран напоминают нам об этом состоянии и должны выполнять юридические требования, чтобы обеспечить наращивание потенциала скотоводов, чтобы мобилизовать себя на юридические ассоциации в качестве предпосылки к процессу обеспечения и защита пастбищных угодий.

В Казахстане 20 февраля 2017 года принят Закон Республики Казахстан о пастбищах, который регулирует общественные отношения, связанные с рациональным использованием пастбищ, и направлен на улучшение состояния пастбищ и их инфраструктуры, предотвращение процессов деградации пастбищ. Законом предусмотрена доступность пастбищ для физических и юридических лиц; гласность при предоставлении и использовании пастбищ и участи физических и юридических лиц в управлении и использовании пастбищ. В Законе прописаны обязанности: уполномоченного органа – Министерства сельского хозяйства; местных исполнительных органов области, районов; акимов, органов местного самоуправления и пастбищепользователей. Закон достаточно прост, но в соответствии с ним органы местного самоуправления совместно с пастбищепользователями должны разрабатывать План по управлению пастбищами и ежегодно представлять отчёт по итогам его реализации. На сегодняшний день это – основная проблема для мелких владельцев скота, и эту проблему могут помочь решить местные неправительственные организации. Роль местных НПО – очень значительна, как в разъяснении положений Закона о пастбищах, так и в повышении информированности пастбищепользователей, в том числе и о наилучших практиках устойчивого управления пастбищами.

Последние годы ряд проектов, реализуемых на территории Казахстана, были направлены на решение задач по улучшению и рациональному использованию выпасов и снижению нагрузки на приаульные пастбища. Ниже приведены примеры некоторых проектов, которые были осуществлены при поддержке различных донорских организаций.

            Целью демонстрационного проекта «Жанарту», инициированного НПО Фонд «Фермер Казахстана» и осуществленного в 1998-2001 гг. местной общиной аула Жангельды при финансовой поддержке Программы Малых Грантов (ГЭФ/ПМГ), было восстановление биологического разнообразия кустарниково-разнотравной экосистемы на деградированных землях вокруг аула. В результате проектной деятельности деградация пастбищ остановлена за счет проведения мероприятий по двум основным направлениям. Первое из них - обводнение (восстановление колодцев) отдаленных (40-50 км) пастбищ и весенне-летне-осенний выпас на них недойной части скота. Второе – создание плантаций фуражной люцерны и получение зимних запасов кормов и, как следствие, прекращение зимнего выпаса вокруг аула. В результате снижения нагрузки скота вокруг аула в течение 3-х лет восстановились не только пастбища, но и саксаульники. В настоящее время проект продолжается на основе самофинансирования.

            В 2000 г. НПО «Фонд по борьбе с опустыниванием» при поддержке Милиоконтакт Оост-Европа был осуществлен проект «Распространение новых методов и получение опыта в создании модели устойчивого использования деградированных земель». Были проведены 8 семинаров в различных районах Алматинской области, собрана информация о методах использования пастбищ. Проект внес большой вклад в повышение информированности местного населения о процессах и причинах деградации земель, о целях и задачах Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием, о правильных методах использования пастбищных ресурсов. Многие фермерские хозяйства по рекомендациям проекта стали создавать сеяные косимые пастбища для повышения кормовой базы животноводства и снижения нагрузки на приаульные пастбища.

            Проект «Деградация и реабилитация пастбищ Средней Азии на примере Казахстана и Туркменистана» (2000-2003 гг.) выполнялся совместно с Международным институтом использования земель (Великобритания) и Казахским НИИ кормопроизводства и пастбищ. Целью проекта было выявление состояния пастбищ от способов их использования, влияние состояния пастбищ на выход животноводческой продукции и благосостояние владельцев скота. В Казахстане работы проводились в течение 3-х лет в Жамбылской и Алматинской областях. В результате деятельности проекта определена зависимость между урожайностью биомассы, её кормовыми качествами и приростом живой массы, качеством мяса, настригом шерсти выпасных животных.

            Проект «Реабилитация почв и растительности для устойчивого развития животноводства и ветеринарии» (2005 г.) финансировался по линии PAMS в течение 1-го года. Участие проекта в восстановлении колодцев, приобретении юрты, насосов и генератора позволило показать членам местной общины, что при определенном обеспечении оборудованием, можно держать скот на удаленных от аула восстановленных пастбищах. Это позволило обеспечить животных полноценным пастбищным кормом и повысить товарные качества животноводческой продукции. Была восстановлена структура светлых сероземов. При этом процент пылеватых частиц сократился с 83 до 56.

            Краткосрочные проекты по линии ПРООН и «зонтичный» проект ГЭФ/ПМГ начатые в 2006 г., позволили восстановить экологический потенциал деградированных пастбищ путем обеспечения оптимальных нагрузок выпаса (перегон скота на новые участки) и обеспечение скота качественными зимними кормами. Выбор хозяйствующих структур животноводческого направления проводился в различных природно-климатических зонах и областях Казахстана: Алматинская (пустынная, полупустынная, сухостепная), Акмолинская (сухостепная), Семипалатинская (полупустынная), Кызылординская (пустынная). Используя разные подходы в зависимости от конкретных условий состояния и использования пастбищ вокруг населенных пунктов, а также количества выпасаемого там скота, создан условия на отдаленных, вновь осваемых пастбищных участках для нормального проживания людей и обеспечения животных водопоями.

Проект «Восстановление традиционного использования пастбищ вокруг села Коргалжин» был осуществлен в 2007–2008 гг. В ходе проектной деятельности внедрен демонстрационный метод борьбы с опустыниванием приаульных пастбищ в лугостепной зоне Казахстана путем восстановления одного из вариантов традиционного сезонного использования пастбищ – мобильный выпас скота членов местной общины. Была разработана схема рационального выпаса скота на отдаленных пастбищах к/х «Айшуак» и «Атамура» с отгоном части скота на 20 км от аула Коргалжин. Предложенная технология и грантовая поддержка ГЭФ/ПМГ дала возможность членам местной общины, имеющих малочисленное поголовье скота, организовать совместное использование отдаленных пастбищ с большей кормоемкостью. В результате проекта была повышена продуктивность животноводства и созданы условия для восстановления пастбищ северо-западной части территории, перемыкающей к аулу. Была организована НПО, члены которой продолжают использование внедренного метода в пост проектный период.

Проект «Внедрение оптимальных технологий создания на деградированных залежных землях сенокосов и пастбищ в центральном Казахстане» был внедрен в ауле Коргалжин, Акмолинская область в 2009 г. Цель проекта: сохранение приаульных пастбищ от деградации путем сочетания методов отгонного (летнего/зимнего) животноводства и создания на деградированных залежных землях сеяных сенокосов в условиях сухостепной зоны Центрального Казахстана.

Проект «Возрождение отгонного животноводства и локализация деградации пастбищ в сухостепной зоне Центрального Казахстана на примере села Актобек». Цель проекта: возрождение отгонного животноводства и возврат бросовых земель в сельскохозяйственный оборот для предотвращения деградации пастбищ и иррационального использования кормовых угодий с применением экологически безопасных технологий и альтернативных источников энергии.

Проекты «Восстановление   пустынных   деградированных пастбищ восточного Прибалхашья» и «Адаптация пастбищного животноводства местной общины Лепсы к изменению климата» были реализованы в селе Лепсы, Алматинская область в 2011 г. Село расположено в пустынной зоне на юге Казахстана. До 60 % территории села – это пески. Основная задача проекта – снижение уязвимости местного населения перед изменением климата и сохранение пастбищ песчаных экосистем. Была продемонстрирована возможность снижения деградации приаульных пастбищ путем подсева дикорастущего житняка на деградированном участке, перевода части животных на отгонный выпас и применения системы сезонной ротации пастбищ, а также восстанавления водопойных колодцы на отгонах.

Проект «Освоение новых пастбищных территорий пустынной зоны Алматинской области путем их обводнения и сезонного использования» реализован в ауле Айдарлы, Алматинская область. Цель проекта: Снижение нагрузки на приаульные пастбища за счет восстановления пастбищного водоснабжения и освоения новых пастбищных территорий. Аул Айдарлы был выбран как типичное село, расположенное в пустынной зоне и входящее в Алатау-Прибалхашский природный пастбищный комплекс. Местная община располагает достаточно обширными площадями пастбищ – летние злаково-разнотравные участки Шу-Илийских гор, весенние и осенние – равнинные полынно-эфемеровые пастбища между Шу-Илийскими горами и песками Таукум и зимние – разнотравно-кустарниковые участки в песках Сарытаукум. Основным источником жизни членов местной общины аула Айдарлы в настоящее время является пастбищное животноводство. Поголовье скота у местных жителей неконтролируемо растет из года в год. Весь скот жителей аула – более 16 тысяч МРС, 1200 КРС, 300 голов лошадей до проекта выпасался на летних обводненных пастбищах и на пастбищах вокруг аула. Нагрузка на пастбища значительно превышала экологически допустимую нагрузку. Пастбища МО, с учетом земель приобретенных и арендованных сельским населением, составляют 13564 га, из них 7-8 тыс. га приходится на летние пастбища. По проекту были восстановлены 14 шахтных колодцев и водопоев для обводнения летних и зимних пастбищ, приобретены водоподъемники и за счет этого выпасные территории с более высокой продуктивностью расширены на 70 тыс. га.

Проект «Адаптация к усиливающейся аридизации климата посредством использования климатически устойчивой схемы управления пастбищными ресурсами» был реализован в селе Мукана Тулебаева в пустынной зоне Южного Прибалхашья Алматинской области. По проекту были внедрены системы устойчивого управления лесопастбищными ресурсами путем посева саксаула и улучшена продуктивность сенокосных и лиманных угодий за счет внесения минеральных удобрений.

Проект «Расширение кормовой базы путем создания лиманных и суходольных сенокосов» реализован в ауле Жумай, Акмолинской области (сухостепная зона). В последние годы, жители общины отдают предпочтение животноводству. Однако, развитие скотоводства (КРС, овцеводство и коневодство) сдерживается низкой продуктивностью кормовых угодий и их деградацией. Эта проблема была решена путем создания лиманных сенокосных участков, посева многолетних трав, перепрофилирования пашни под возделывание зернофуражных культур. В ходе проектной деятельности были восстановлены и построены 4 плотины. Первая плотина – водное зеркало 2 км в длину и 100 м в ширину. Вода, которая накапливается за счет дамбы, используется для полива сада, водопоя скота, а также для создания лиманного косимого луга площадью 30 га. Вторая плотина длиной 25 м и высотой 3 м обеспечивает водой 360 га заливных лугов. Третья плотина длиной 300 м и высотой 1 м в снежные зимы позволит накопить воды для создания 300 га лиманных лугов. Весной 2007 г. были приобретены семена житняка и осуществлен его посев на площади 300 га. В конце мая 2008 г. на этом поле высота житняка достигала высоты 45-50 см. Весной 2008 г. было засеяно житняком ещё 300 га пашни. Рядом с первой плотиной посажены 150 саженцев: ива, яблони и косточковые. Повышение количества скота и улучшение качества животноводческой продукции, а как следствие, улучшение благосостояния местных жителей – всё это – реальные предпосылки устойчивого развития села. Реализованный проект является хорошей демонстрационной базой технологии увеличения кормопроизводства для фермеров степной зоны Казахстана.

Проект «Осеннее и ранневесеннее орошение полей и пастбищ, как адаптационный механизм рационального использования водных ресурсов в Южном Казахстане» реализован в селе им. Саду Шакирова Таласского района Жамбылской области. Основная задача проекта – внедрение альтернативных методов управления водными и земельными ресурсами, позволяющих адаптироваться к условиям изменяющегося климата. Метод, который внедрен в рамках проекта, это – проведение осенне-ранневесеннего влагозарядкового полива земель, расположенных вдоль канала. Фактически вода, спрос на которую отсутствует в осеннее время, отводится на пастбищные земли членов местной общины, где она напитывает почву, восполняет недостаток зимних осадков и увеличивает период накопления влаги в корнеобразующем слое почвы. В результате проекта повысилась продуктивность пастбищ и скот членов МО теперь обеспечен кормами на зимний стойловый период.

            Таким образом, все проведенные и проводимые проекты показывают, что в Казахстане, где в отличие от других регионов мира, имеется огромное разнообразие типов пастбищ (более 1000), рациональное использование пастбищ возможно только при сезонной миграции скота. Это связано с тем, что пастбищная спелость растительности различных типов пастбищ наступает в разные сезоны.

            Необходимо отметить, что мониторинг внедренных проектов после завершения их финансирования показал, что местные общины продолжают использовать технологии, освоенные в ходе проектной деятельности.

Во всех проектах, направленных на улучшение и рациональное использование пастбищ, уделялось внимание правовой стороне вопроса. На семинарах, встречах и сходах местных общин все эти правовые вопросы находили отражение. Чабанам разъяснялись основы земельного законодательства, условия организации фермерских хозяйств, правила правильной организации сезонного выпаса скота.

Прекращение деградации пастбищ, их восстановление и сохранение продуктивного долголетия возможно при обеспечении доступа людей к отдаленным отгонным пастбищам, обводнении этих пастбищ и создании условий для проживания там чабанов в течение длительного времени. Правовые основы всего этого прописаны в Законе Республики Казахстан о пастбищах. Основное направление – обучение пользователей пастбищными угодьями правильному использованию положений Закона.

Монголия, с земельным участком 1564 000 км2 (в 2,3 раза больше, чем штата Техас США и в 2,8 раза больше, чем Франции), а более 70% страны считают пастбищами, поддерживает глобально значимое биоразнообразие, большое поголовье скота и скотоводов. Устойчивое управление пастбищными угодьями Монголии имеет решающее значение не только для скота, но и для их водных ресурсов, полезных ископаемых и биоразнообразия. Монголия имеет давнее и прославленное кочевое наследие. Однако, за последние три десятилетия из-за отсутствия надлежащей политики и рыночных стимулов для борьбы с поголовьем скота, поголовье скота выросло с 20 миллионов голов животных в 1990 году до 66 миллионов сегодня. Численность скота значительно превышает возможности пастбищных угодий для их поддержки. Согласно данным мониторинга за 2014 год, около 65 процентов из 1450 участков мониторинга пастбищ в Монголии были изменены по сравнению с их экологическим потенциалом. Возрастают опасения по поводу большого поголовья скота, чрезмерного выпаса скота и деградации пастбищ. Хотя существует только около 160 000 семей скотоводов, каждая из этих семей скотоводов поддерживает ряд родственников, живущих в городских районах.

Существует всё большее число примеров передовой практики в организации пастухов в группах пользователей пастбищных угодии, чтобы планировать более устойчивое производство скота и управление пастбищными угодьями и разрабатывать соглашения о применении пастбищных угодий, которые пытаются сбалансировать поголовье скота с пропускной способностью пастбищных угодий. Улучшение сельской инфраструктуры на пути дорог и коммуникаций также в настоящее время делает пастырские районы гораздо более доступными, а широкое распространение мобильных телефонов предоставляет пастухам современную информацию о рынке и погоде. Рыночные связи по-прежнему слабы, но растущие внутренние и международные рынки для мяса могут стать стимулом для пастухов начать получать меньше, более продуктивных животных. Дополнительные программы для улучшения животноводства и ведения животноводства, расширения использования зимнего сена и дополнительного корма и улучшения здоровья животных (и борьбы с ящуром, что приводит к запрету на экспорт говядины и баранины) могут помочь скотоводам адаптироваться их производственные системы, чтобы воспользоваться растущими рыночными возможностями.

Разведение скота всегда было основой для средств к существованию для большей части суданского населения, особенно в Восточном Судане. Бутанские равнины в государстве Гедариф в Восточном Судане представляют собой пастбищные угодья с открытым доступом к более чем 6 миллионам голов скота из более чем 4 прилегающих государств. Он подвергся разрушительной деградации земель и утрате большинства сортов семян пастбищных угодий в дополнение к посягательству на инвестиции в частные частные инвестиции в сельское хозяйство и культивацию к северу от линии пастбищных угодий. Важнейшей новой угрозой является добыча полезных ископаемых, которая также оказывает сильное влияние на пастбищных угодьях и скотоводов.

Уважаемые участники,

Группа содействия рада видеть живой интерес к обсуждению! Я хотел бы закончить вкладом на третий вопрос наших обсуждении, который приведёт к дальнейшему продвижению вперед. Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы? Пожалуйста, поделитесь своими взглядами:

- Каковы основные пути обеспечения безопасности пастбищных угодий для местных пользователей пастбищных угодий на различных уровнях?

- Как различные заинтересованные стороны могут лучше связываться, мобилизоваться и влиять, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными?

- Как совместная работа может повысить значимость индивидуальной работы? Примером может служить “Международный Год Пастбищных Угодий и Скотоводов”.

- Каковы основные возможности платформы для многостороннего сотрудничества в области обеспечения безопасности пастбищ?

Благодарим ёще раз за ваш драгоценнейший вклад!

Многие из идей здесь уже опробованы и протестированы. Мы имеем дело с упрямой проблемой, которая нуждается в более решительных подходах! По моему мнению, и исходя из местного опыта, они должны включать следующее:

- Сильно уполномоченное сообщество, которое будет тесно ориентироваться и постоянно поддерживается, будет активно и мотивировано защищать свои источники средств к существованию.

- Форум местного самоуправления, где голоса сообщества полностью и умело представлены, поставит нарушителей под контроль.

- В случае с регионом Карамоджа, регистрация и функционирование Коммунальных Земельных Ассоциаций будет представлять собой форум, который объединяет дело обеспечения пастбищных угодий.

- Политики должны быть реализованы именно так, как они есть, учитывая, что они были хорошо настроены.

- Обычная система землевладения почти не признаётся. В связи с этим, возможно, придётся разработать новые механизмы защиты и обеспечения безопасности этих пастбищных угодий - одним из вариантов является организация пользователей в Ассоциации.

- Необходимо рационализировать совместное использование общих ресурсов собственности, поскольку это сводит к минимуму конфликт, особенно если обе стороны - скотоводы и правительство - требуют территорий, которые могут быть гармонично разделены.

- Создать физическое присутствие на местах международных наблюдателей с целью сведения к минимуму злоупотребления законами и политикой, общих с правительствами африканских стран.

- Пропаганда должна быть поддержана, и её соблюдение тесно поддерживается. Это полезно, когда лидеры подвергаются риску или запугиванию.

- В случае изменения землепользования пользователи пастбищных угодий должны участвовать в процессе принятия решений. Следует уделить особое внимание тому, как их участие способствует обеспечению безопасности пастбищных угодии.

Приверженность всех многосторонних платформ будет обеспечить пастбищные угодья

Пользователи пастбищных угодий хорошо осведомлены и осознают свои традиционные методы защиты своих пастбищ. Однако глобальная динамика развития не сочувствует им. Игроки в разработке вместо этого используют их - их традиционные стили управления и во многих отношениях. Правительства на центральных, местных и нижних местных уровнях, которые по существу, являются непримиримыми для обеспечения средств к существованию, вместо этого делают наоборот. Политический класс легко отвлекается и начинает захватывать просторы земли. Как же мы связываем, мобилизуем и влияем?

- На различных уровнях, где обсуждается прогресс, формируется многосторонний субъект, и любые изменения, которые противоречат духу скотоводства и безопасности пастбищ, разрешаются с соответствующими действиями.

- Это правда, что большинство традиционных ценностей орошается развитием, в том числе традиционными лидерами, которые легко скомпрометируются заинтересованными сторонами на суше. Будет создан и облегчен форум, который периодически объединяет этих лидеров для обсуждения вопросов, связанных с безопасностью пастбищных угодий.

- Международные наблюдатели будут более активными, включая мероприятия по финансированию, которые способствуют скотоводству и защищают пастбищные угодья.

- Должны быть сделаны декларации, в которых выражаются обязательства по обеспечению пастбищных угодий, которые должны регулярно оцениваться для обеспечения соблюдения

- Для случая Карамоджи разведка полезных ископаемых должна быть регламентирована, с обязательствами, сделанными в отношении политики и процедур. В недавно проведенном исследовании почти четверть (6879 кв. Км) общей площади суши (27700 кв. Км) покрываются за счет эксклюзивных лицензий на разведку полезных ископаемых и лицензий на размещение. Еще 20 кв. Км. покрывается сдачей в аренду цементного завода. Сообщества видят только «инвесторов» без каких-либо уведомлений. Эти упомянутые земли - это подъезды. Опять же, для этого потребуются обязательства разных держателей для обеспечения безопасности пастбищ.

НПО, ОГО и т.п. играют большую роль в создании платформ для участия заинтересованных сторон. У них есть опыт, квалификация и терпение, чтобы привести различных пользователей пастбищных угодий своего рода на симбиотические отношения. Не все пастбищные угодья находятся под культивированием или выпасом скота. Заинтересованные стороны значимые обязательства могут освободить некоторые из этих пастбищных угодий для других целей. У них есть потенциал, чтобы уменьшить конфликты и устойчивость среди конкурирующих интересов пастбищных угодий.

Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

Каковы основные пути обеспечения безопасности пастбищных угодий для местных пользователей пастбищных угодий на различных уровнях?

На уровне управления:

  • Законы, защищающие пастбищные угодья от посягательств из-за частных инвестиций в сельскохозяйственные схемы или деятельность по добыче золота путём регистрации пастбищных угодий и предоставления ограниченного доступа на ограниченный срок.
  • Трансформация и совершенствование землеустроительных учреждений, а также улучшение потенциала и возможностей этого учреждения.
  • Администрация пастбищных угодии должна работать на всех уровнях, чтобы улучшить и защитить районы с помощью различных подходов, таких как регистрация пастбищных угодии, проведение подсева семян, пожарные линии, улучшенный коридор для скота, демаркация пастбищных угодий и пастбищ, использование ГИС
  • Разрешение конфликтов между фермерами и скотоводами.
  • Усилить меры по признанию обычного землевладения и обеспечивать их соблюдение в рамках установленных законом режимов.
  • Привлечь средства через международную организацию и доноров для поддержки пастбищных угодии
  • Ускорение коммуникации, сотрудничество на национальном, региональном и международном уровнях.

На уровне сообщества:

  • Повысить осведомленность о важности управления природными ресурсами.
  • Поощрение формирования местных земельных комитетов для решения вопросов управления пастбищными угодьями.
  • Открытые панели обсуждений между властями и местными общинами

Как различные заинтересованные стороны могут лучше связываться, мобилизоваться и влиять, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными?

  • Формирование платформ заинтересованных сторон на местном, государственном и национальном уровнях для обсуждения вопросов, связанных с управлением земельными ресурсами.
  • Поддержка коллективной работы в области управления земельными ресурсами. 
  • Вклад в оценку, исследование по вопросам обеспечения безопасности землевладения, в котором участвуют все заинтересованные стороны.
  • Более активное участие всех партнеров, вовлеченных в сферу землевладения на глобальном уровне
  • Важность участия женщин во всех аспектах, связанных с пастбищными угодьями, в целях повышения гендерного равенства.

Как совместная работа может повысить значимость индивидуальной работы? Примером может служить “Международный Год Пастбищных Угодий и Скотоводов”.

Если скотоводы, государственные должностные лица, частные секторы, международные агентства и учреждения собираются вместе для обсуждения проблем, ограничений и возможностей в будущем, это определённо приведёт к улучшению выкладки «дорожной карты» и окончательным результатам лучшего управления пастбищными угодьями и безопасности из-за многочисленных взглядов, идеи, навыков и опыт, извлеченных урок и недостатков.

Я хотел бы отреагировать на третью серию вопросов, связанных с путями для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы.

Я считаю, что первое, что нужно сделать - это обеспечить гибкую коммуникацию, обмен информацией и доступ для всех участников платформы. Например, с Коалицией Европейских Лоббистов для Восточноафриканского Скотоводства (CELEP) мы полагаемся на нашу группу google из более чем 440 активных пользователей, чтобы определить (по крайней мере частично) контент для нашего лобби и работу по адвокации. Конечно, это не означает, что вся общая информация является надежной и может использоваться для лоббирования и пропаганды. Вот почему у нас также есть восточноафриканские партнёры и европейские члены, на которых мы можем рассчитывать для проверки вещей, являющихся правдой или ложью. Коммуникационные средства, которые используются - группы google, веб-сайт и т. п., также достаточно просты и удобны в использовании, что облегчает общение.

Я также считаю, что платформа может быть более эффективной, если лоббистские действия лучше координируются и планируются, и если подобные действия разрабатываются во всем мире одновременно, ориентируясь на различные цели политики. Например, европейские организации могут ориентироваться на политику развития ЕС в данный момент, в то время как в тех же ОГО в странах-получателях помощи странам ЕС направляют свои правительства по тому же вопросу. Это конкретный пример того, как заинтересованные стороны могут лучше подключиться к влиянию. Для этого требуется какая-то центральная координация и чёткое партнёрство между заинтересованными сторонами. Следует также учитывать информацию о том, кто является законным субъектом, который влияет на конкретные цели лобби.

Наконец, лоббистские платформы всегда должны учитывать устойчивость и избегать работать на проектной / программной основе. Необходимо долгосрочное участие всех заинтересованных сторон или, по крайней мере, нескольких ключевых заинтересованных сторон; в противном случае каждая платформа / инициатива обречена на провал. Существуют различные сценарии для диверсификации рисков. Например, различные заинтересованные стороны могут иметь разные роли в разное время, что приводит к различным видам участия. Неформальность также может быть активом в том смысле, что делает платформы более гибкими.

Большое спасибо Koen. Действительно, для меня CELEP - отличный пример платформы с участием многих заинтересованных сторон, которая фактически управляется её членами и сочетает политическую легитимность членов ОГО с техническими возможностями её НПО и членов-учёных, - и иногда оба этих потенциала находятся в одном и том же человек! Я думаю, что множественные перспективы стран Восточной Африки и Европы также приносят большую ценность, так же, как и много добровольной работы, которая поддерживает платформу с минимальным финансированием, но открытым для источников финансирования дополнительных мероприятий.

Я думаю, что это дает пищу для размышлений для не очень успешных платформ.

Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

Основываясь на собственном опыте работы по проблемам управления пастбищными угодьями в Восточной и Западной Африке, эффективное участие многих заинтересованных сторон должно быть политически легитимным и подкованным, с учётом сильных экономических аргументов, которые касаются национальных и субнациональных правительственных интересов и которые примиряют, так или иначе, многочисленные интересы различных заинтересованных сторон. Для этого требуется много «активных» инвестиций в обеспечение участия акций платформы заинтересованных сторон и передача общего видения (определение членов, понятие их конкретных интересов и способов их объединения и т. п.), которые видят те, кому платформа хочет взаимодействовать с законными субъектами (обеспечение того, чтобы участники платформы представляли интересы избирателей, которые, как они утверждают, представляют - это может быть серьёзной проблемой для пастырского гражданского общества в частности), в определении политических и технических возможностей эффективного участия и развития возможности платформы для их эксплуатации, в частности «лёгкие победы».

Разработка единой стратегии и позиции для общения в поддержку пастбищных угодий является во многих отношениях отправной точкой для эффективной платформы с участием многих заинтересованных сторон, стремящейся сделать пастбищные угодья более безопасными. И здесь главная проблема - это «демонтаж» весьма стойкого описания «дефицита ресурсов и деградации» пастбищных угодий, который имеет и продолжает формировать неадекватную политику в пастбищных угодьях. Это повествование в целом выглядит следующим образом: сильно варьируемые, непредсказуемые и рассеянные осадки в засушливых районах приводят к дефицитным, хрупким и некачественным ресурсам. Это приводит к низкой производительности, вынуждая местных жителей перегружать или перерабатывать свою землю, тем самым усугубляя дефицит и деградацию, еще более снижая производительность и вызывая опустынивание, конфликты и миграцию. Земля и ресурсы, которые она поддерживает, как общая собственность, усугубляют ситуацию. Изменение климата теперь рассматривается как дополнительное обострение. «Решение», которое поддерживается политикой на протяжении почти 100 лет, заключается в устранении изменчивости, составляющей черты засушливых земель и введении «порядка» посредством единообразия и стабильности. В пасторальном контексте это перешло в «модернизационную» повестку дня, в том числе подавление подвижности скота в пользу оседлой образ жизни, централизованный контроль за ставками и выпасом, ограждением, фехтованием и приватизацией общин, заменив богатое биоразнообразие местных пород несколькими импортными породами, и т. д.

Эти взгляды широко распространены многими, кто выступает в поддержку скотоводов и защиты пастбищных угодий! Если мы хотим разработать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы, то участники платформы должны иметь общее видение, которое рассматривает изменчивость как центральный актив, а не ограничение в пастбищных угодьях. Это использует существующие знания при вводе новых исследований, чтобы продемонстрировать большую производительность в пастбищных угодьях в системах, которые охватывают и используют изменчивость (скотоводство), которые стремятся к стабильности и единообразию (ранчо).

Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

a. Каковы основные пути обеспечения безопасности пастбищных угодий для местных пользователей пастбищных угодий на различных уровнях?

• Повышение роли пользователей пастбищных угодий в процессах принятия решений путём институционализации традиционных методов управления пастбищными угодьями; интеграция традиционных институтов в государственные структуры; включая пользователей пастбищных угодий в процессе принятия решений правительствами; и поддержка развития кооперативов для управления пастбищными угодьями.

• Совместное управление пастбищными угодьями, которое поощряет участие местных общин, разделение власти между заинтересованными сторонами и учреждениями и разработку более подходящих механизмов управления ресурсами.

• Обычные учреждения должны быть юридически признаны с обязанностями и способностью обеспечивать соблюдение подзаконных актов.

• Увеличение инвестиций и вмешательств для повышения производительности пастбищных угодий для местного пастбища.

• Совместное управление пастбищными угодьями между общинами и местными органами власти и разработка подзаконных актов.

• Реализация существующих политик и законов на местном уровне, благоприятных для пользователей пастбищных угодий.

• Планирование развития общин как способ управления ресурсами пастбищных угодий необходимо внедрять в стратегии развития и процессы планирования на местном уровне.

• Совместное и согласованное территориальное развитие для повышения доверия между социальными субъектами, укрепления социальной сплоченности и содействия системному территориальному развитию путем укрепления доверия между государственными и частными субъектами.

b. Как различные заинтересованные стороны могут лучше связываться, мобилизоваться и влиять, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными?

• Создание национальных и региональных или субрегиональных сетей для улучшения связей между ОГО, центральными и местными правительствами и местными сообществами.

• Документация доказательств из исследований, опыта и исследований о ценности скотоводства.

• Поддержка нацелена на лиц, принимающих решения на центральном и местном уровнях.

c. Как совместная работа может повысить значимость индивидуальной работы? Примером может служить “Международный Год Пастбищных Угодий и Скотоводов”.

• Соединяет разнообразный круг людей / организаций с разной степенью знаний, которые укрепляют любую сеть / инициативу.

• Содействует обмену информацией, навыками и опытом.

• Создает возможности для сотрудничества.

• Сокращает дублирование усилий и ресурсов; поощряя взаимодополняемость.

• Совместная работа обеспечивает доверие и легитимность действий / кампаний.

• Заполняет пробелы в знаниях в результате большого пула человеческих ресурсов от организаций или отдельных лиц в сети.

• Подробнее здесь

Скотоводство постепенно занимает более видное место в повестке дня международного сектора развития по сравнению с тем, что было десять лет назад. Но если мы посмотрим на Индию или даже на Южную Азию в целом, скотоводство не входит в повестку дня правительства, доноров и финансирующих организаций. Возможно, в Индии более ста миллионов скотоводов вносят существенный вклад в ВВП страны, но нет единой политики, поддерживающей скотоводство.

Наибольшей возможностью для многосторонних платформ является объединение скотоводов, директивных органов, правительства, исследователей, практиков, доноров, корпораций для эффективного сотрудничества и комплексных вмешательств. Каждый из этих участников должен быть на равной основе, чтобы партнёрство работало. В Индии, есть несколько НПО, которые представляют скотоводов, но на национальном или субнациональном уровне нет коллективов самих скотоводов, которые, по моему мнению, являются огромным разрывом и должны быть направлены на развитие пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы.

Каждый из партнёров также играет определенную роль в укреплении скотоводства как система производства. Но, чтобы получить точное представление о ролях нам нужна последняя информация и данные о текущей статистике и статусе скотоводов, изменение практики управления, влияние изменения землевладения, адаптация к изменению климата, вклад скотоводов в экономику и окружающую среду Индии и т. п. Короче говоря, нам нужны надёжные исследования, чтобы продемонстрировать бизнес-пример поддержки скотоводства как система производства. Нам нужны конкретные исследования из Индии, но нам также необходимо поделиться успешным опытом из других стран, чтобы повлиять на правительство и доноров. Эта платформа может сыграть важную роль в этом отношении.

Моя самая большая надежда заключается в том, что в ближайшие несколько лет скотоводство станет частью повестки дня для всех соответствующих субъектов в Индии и индийском субконтиненте.

Мы с Моникой рассмотрели [1] роль, которую сыграли в представлении скотоводов, что может быть полезным для читателей этой дискуссии.

Марко Басси также опубликовал [2] дополнительный обзор процесса представления скотоводов на глобальном уровне.


[1] Manzano, P.; Agarwal, M. (2015) Pastoralist Participation and Networking in Policy dialogue: Dimensions and Challenges. Perspectives 18, 1-16. http://wedocs.unep.org/handle/20.500.11822/10003

[2] Bassi, M. (2017) Pastoralists are Peoples: Key issues in Advocacy and the Emergence of Pastoralists' Rights. Nomadic Peoples 21, 4-33. http://dx.doi.org/10.3197/np.2017.210102

Уровень грамотности в Западной Африке очень низок. Это не проблема говорить об интернете и его доступе среди скотоводов. Какие другие платформы мы можем предложить, чтобы заполнить этот пробел.

Уважаемый Jaoji,

Моё впечатление от Восточной Африки - это наоборот. Доступ к Facebook и другим приложениям на удивление высок даже в отдалённых районах с недостаточной сетью для мобильных телефонов. Разве это не меняющаяся реальность среди западноафриканских скотоводов? Являются ли молодые люди не массовым увеличением скорости соединения? У меня всегда складывалось впечатление, что у нас есть наилучшая возможность для хорошего общения.

Спасибо Pablo,

Да, информация и данные всегда отсутствуют для скотоводов / пастбищных угодий. Все данные во многих случаях принадлежат правительствам, учреждениям, но самые наименее доступные пастухи не могут своевременно получать доступ к данным и информации.

Поэтому, для распространения информации на национальном и местном уровне лучше использовать мобильные телефоны, а также FB, регулярные встречи пастух, бюллетени, газеты и другие инструменты.

В настоящее время, из нашего небольшого опыта в JASIL мы используем ИКТ, мобильные телефоны для распространения данных о прогнозах погоды для пастухов в сотрудничестве с RIMES и нашими национальными и местными партнёрами. Монгольские пастухи кочуют  от сезона к сезону и  всегда зависят от погодных условий. Их средства к существованию зависят от рационального управления животноводством и природными ресурсами, которые поддерживают жизнь их животных. Информация о раннем предупреждении на мобильный телефон пастуха в виде Данных о Прогнозе Погоды (WFD), по их конкретному сезонным местоположениям может помочь пастухам лучше информировать и принимать менее обоснованные решения относительно их повседневных средств к существованию. С WFD на своих конкретных участках лагеря пастухи на наших сайтах считают, что «теперь они более безопасны для использования пастбищных угодий». Групповые сообщения по мобильному телефону также могут использоваться для ежедневной информации на рынках и в других целях.

Также для регионального и международного обмена информацией, из нашей практики в рамках Инициативы Пастбищных Угодии, мы используем список адресов электронной почты: группы, Skype, FB, обменные встречи, учебные опросы, бюллетени, онлайн-собрания / тренинги и веб-сайты. Но, конечно, есть много других возможностей.

Да, есть много улучшений в использовании GSM и текстовых сообщений, но помимо этого их не так много. Facebook и другие платформы используются в городах элитами. Спасибо.

Внедрение мобильных телефонов вызывает настоящую революцию в мобильных обществах, таких как скотоводы. Некоторые научные исследования начинают публиковаться, но, к сожалению, до настоящего времени не было инициативы по сбору знаний и нововведений скотоводов, чтобы другие группы скотоводов могли учиться друг у друга. Усилия по достижению финансирования могут дать возможность вести такую деятельность, которая привела бы к улучшению условий жизни в скотоводстве. В том числе, конечно, улучшение прав на землю.

Комментарий от Astou Diao Camara

Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

Невозможно представить панацею в коллективных подходах к позиционированию и поддержке; ценность и объём процессов такого рода зависят от обязательств и возможностей платформ, чтобы сформулировать разные точки зрения друг друга. Здесь, в области обеспечения пастбищных угодии, дискурс может устареть, если его не кормят аргументами, законно привлеченными ключевыми действующими лицами, в первую очередь, которые являются скотоводами, другими пользователями ... В большинстве случаев эти участники покидают поле другим (международные НПО, бывшие государственные служащие, участники исследований ...); Я хочу упомянуть здесь о трудностях создания коллективных действий для хранителей скота / скотоводов, разбросанных по обширным территориям, с ограниченными рамками для определенных технических областей животноводства. Важное значение имеет место на местных, национальных и международных платформах животноводов с чёткой профессиональной идентичностью.

Кроме того, было бы интересно создать инновационную поддержку. Неоправданный экологический аргумент, выдвинутый на протяжении десятилетий, не смог убедить в пользе широкого использования земли. Заинтересованные стороны в этом обсуждении (исследования, разработки, профессионалы) должны подумать о других аргументах экономического и социального типа, чтобы дать ответы на основные современные вопросы, такие как рост населения, удовлетворение потребностей в продовольствии, постоянно растущих, обеспечивая при этом устойчивость. Если сегодня завоевание пастбищных угодий усиливается, это происходит потому, что они рассматриваются как неиспользуемые пространства, которые необходимо переоценить.

Каковы основные пути обеспечения безопасности пастбищных угодий для местных пользователей пастбищных угодий на различных уровнях?

* Признание неотъемлемых прав на конкретных землях: в зависимости от контекста, как у некоторых сахелианских стран, скотоводы имеют привязанность к земле, которую они эксплуатируют на протяжении тысячелетий, не имея явных прав на землю, эсплуатации или обязанностей по сохранению в них ресурсов. Законодательство пытается, но нет никакой земельной политики для окончательного закрепления пастбищ. Классификация в качестве пастбищного или лесного фонда недостаточна, поскольку она часто представляет собой открытие, когда необходимо оправдать вывод из эксплуатации частных операторов, вывести из эксплуатации воду, чтобы обеспечить возможность орошения или вывести из эксплуатации горные работы и т. п. Эти законы должны быть национальными, но согласованные в масштабах более крупных региональных сообществ (например, в Западной Африке или Сахеле, ...)

* Составление согласованных правил на местном уровне и их институционализация: на локализованных уровнях, таких как местные власти, важно, чтобы в случае отсутствия чётких правил, обеспечивающих интересы каждого заинтересованного лица, землепользователи сопровождаются построение согласованных правил. Для социальных соглашений гораздо более долговечны, чем те, которые навязываются извне и которые не адаптируются к особенностям всех контекстов. Кроме того, эти конвенции между общинами могут быть институционализированы путём интеграции и мобилизации организаций селекционеров на арены переговоров.

* Защищенные права доступа в сезонных пастбищных угодьях: во многих случаях пастбища являются сезонными либо по климатическим причинам, либо по соображениям конкуренции с другими видами деятельности. Эти земли богаты ресурсами

Как различные заинтересованные стороны могут лучше связываться, мобилизоваться и влиять, чтобы сделать пастбищные угодья более безопасными?

Содействовать созданию сетей для конкретных действий: обмен информацией, наращивание потенциала

Как совместная работа может повысить значимость индивидуальной работы? Примером может служить “Международный Год Пастбищных Угодий и Скотоводов”.

Для сравнения, мобилизационные платформы для сохранения семейного хозяйства в области овощных культур показывают, в силу своей приверженности, в различных масштабах (стране, регионе, континенте, мире), что сила может принимать закон.

Каковы основные возможности платформы для многостороннего сотрудничества в области обеспечения безопасности пастбищ?

Интеграция текущих инициатив:

* В глобальном масштабе, таком как десятилетие семейного хозяйства, подписанное Конференцией Организации Объединенных Наций в 2018 году

* На континентальном уровне, инициатива Sahel G5, хотя и заинтересована в безопасности, институциональные субъекты (например, ФАО) работают над тем, чтобы сформулировать эти меры для других так называемых разработок.

Дорогая Astou,

Я нашёл особенно заметным, что вы упоминали, что экологические аргументы, даже если они широко распространены, не смогли добиться изменений. Я считаю, что они не в Сахеле, но, например, в Европе они были довольно детерминированными в изменении оптики на скотоводстве, и общее отрицательное восприятие, несмотря на положительные аргументы, как упоминал CedHesse, преобладает. Тем не менее, я считаю, что вы полностью правы в освещении проблемы, а также в необходимости инновационной поддержки: в лучшем случае скотоводство воспринимается как устойчивая, но примитивная и укоренившаяся деятельность, чьи пространства должны быть заполнены чем-то другим. Изменение этого дискурса с помощью экономических и социальных аргументов, как вы предлагаете, становится фундаментальным, особенно в контексте роста населения и более высокого спроса на продукты более высокого качества. Продюсерские сети с чёткой профессиональной идентичностью, скорее, что благотворительный аромат, который стал таким обычным, - это, как вы говорите, часть этого изменения.

Если это кому-нибудь интересно, я недавно собрал отчёт для поддержки экологических, социальных, экономических и культурных преимуществ мобильного скотоводства: https://tinyurl.com/yalgh87o (link is external)

Что такое многосторонняя платформа в области скотоводства?

* Это механизм, посредством которого информация может быть разработана, распространена и использована среди скотоводов. Его общая цель заключается в том, чтобы повысить способность скотоводов и их организаций улучшить свои средства к существованию; укреплять их сети и осуществлять информационно-пропагандистскую работу; и в результате влияют на политику.

* Это поддерживает скотоводов, желающих нацелить свои проблемы, расширить их участие и расширить свой потенциал для участия в глобальных, региональных и / или национальных политических дебатах, которые влияют на их жизнь.

Почему платформа скотоводов?

* Часто маргинализированные из-за их уникальных культурных особенностей, кочевой жизни, транснационального статуса и мобильности, скотоводы были омрачены более доминирующими более организованными группами, такими как мелкие фермеры. Их удалённость и зачастую трансграничные средства к существованию затрудняют доступ к услугам и участие в принятии решений. Их самодостаточность, мобильность и разная культура делают их уникальными участниками, которые часто не вступают в диалог с политиками.

* Большинство скотоводов и многие из тех, кто принимает политические решения на местном уровне, имеют крайне слабый доступ к информации, особенно в электронных форматах. Более эффективные политики для скотоводства могут вытекать из более доступной, лучше представленной информации. Необходимо заполнить пробел в распространении информации.

* В результате этой маргинализации пастбищные угодья уменьшаются: 1) исключительная природоохранная политика на пастбищных пастбищах, которые также являются естественной средой обитания дикой природы, флоры и фауны; и 2) растущие популяции, которые создают конкуренцию за природные ресурсы и посягательство на пахотное земледелие на потенциальных пастбищах. Пастырская земля приобретается государственными ассигнованиями, а также агропромышленными компаниями. Расширение сельскохозяйственной продукции всё больше распространяется на пастбищные земли, а культиваторы извлекают воду, которая питает пастбищные колодцы. Средства к существованию и производству скотоводов сдерживаются национальной политикой, направленной на урегулирование пастырских общин и превращением их в «современных» скотоводов. Кроме того, скотоводы также становятся жертвами войны и голода; дополнительные факторы, которые вытесняют и обедняют скотоводов, т. е. их стада становятся мишенью для голодных солдат.

Какие ключевые возможности существуют для работы в качестве платформы для дальнейшей защиты пастбищных угодий?

* Поддерживать такие мероприятия, как обучение и развитие потенциала. Укрепление навыков скотоводов, чтобы сформулировать экономические, экологические и социальные преимущества их образа жизни, является ключевым элементом для указания двусторонних отношений между скотоводами и пастбищными угодьями - важность пастбищных угодий для получения средств к существованию пастухов и экологических услуг, предоставляемых этими пастухами.

* Содействовать партнёрству между скотоводами, правительствами, неправительственными организациями (НПО), международными организациями и частным сектором. Укрепление партнерских отношений с пастырскими организациями в разных регионах создает необходимые сети для дополнительного обмена знаниями, главным образом с учётом важности пастбищных угодий и практики надлежащего управления.

* Поддерживать региональные семинары и диалоги общин, как жизнеспособные модели коммуникации для повышения осведомленности. Это помогает политикам понять важность и преимущества роли скотоводов и скотоводов в качестве производителей продуктов питания и хранителей окружающей среды.

* Повысить осведомленность и создать потенциал в Добровольных руководящих принципах ответственного управления владением землёй, рыболовством и лесами в контексте национальной продовольственной безопасности (VGGT) и технических руководящих принципов для улучшения управления пастбищными землями.

МЗК (Международная Земельная Коалиция) и наш опыт создания диалога с участием многих заинтересованных сторон

Приветствуем всех, в духе принципов, содержащихся в Добровольных Руководящих принципах Ответственного Управления Землепользованием (VGGT), МЗК инвестировал в создание благоприятных условий для реализации управления земельными ресурсами, ориентированного на интересы людей, путём создания и поддержки многосторонних платформ, которые разрабатывают и осуществляют национальные стратегии и глобальные или региональные тематические инициативы.

На национальном уровне, у нас есть 3 МЗК Национальных Стратегии Участия (NES) с уделением особого внимания пастбищным угодьям (Кения, Танзания и Камерун), и, скорее всего, в ближайшем будущем у нас будет еще два (Кыргызстан и Монголия). МЗК также поддерживает две региональные инициативы по пастбищным угодьям (Африка и Азия) и один глобальный, который состоит из основного партнёрства в рамках международных членов и партнёров. Что касается Латинской Америки, как объяснил Габриэль, мы поддерживаем региональную платформу и стратегию на полусухих землях, которые обычно обмениваются опытом и информацией с вышеупомянутыми платформами.

Внутри наших платформ, мы можем наблюдать разнообразие во всем гражданском обществе, правительстве, многосторонних агентствах, научных кругах, низовых, частных секторах и других заинтересованных сторонах. Это разнообразие даёт благоприятные условия для обмена опытом, обеспечения более скоординированной и эффективной совместной информационно-пропагандистской деятельности и провоцирования более решительного диалога по ключевым вопросам управления земельными ресурсами.

Мы рады видеть потенциальных клиентов и членов наших различных платформ, а также важных партнеров МЗК, делиться опытом в этом интерактивном обсуждении!

Чтобы узнать больше о нашей работе по пастбищным угодьям: http://www.landcoalition.org/en/resources/introduction-ilcs-rangelands-initiative

David из МЗК хорошо рассказал о том, как NES создала и активировала диалоги с участием многих заинтересованных сторон в разных странах. Я из Танзании, Форум Природных Ресурсов Танзании (TNRF), который является частью этих платформ.

В реальности, на основе показаний на уровне земли, я могу засвидетельствовать здесь, что NES способствовала установлению и активизации различных диалогов с участием многих заинтересованных сторон по вопросам управления земельными ресурсами в различных районах с точки зрения земельных проблем. Благодаря этим диалогам с участием многих заинтересованных сторон ключевые вопросы управления земельными ресурсами обсуждаются на уровне общин через диалоги с участием многих заинтересованных сторон на диалогах с участием многих заинтересованных сторон на национальном уровне. Благодаря этим диалогам ключевые участники и игроки, которые заинтересованы в процессе принятия решений по земельным вопросам, участвуют на местном и национальном уровнях, включая членов сообщества, традиционных лидеров, местных органов власти, лидеров, представляющих различные группы в населенных пунктах, партнёров по развитию, Организации гражданского общества, правительственные учреждения, в том числе агентства по сохранению, которые являются источниками оспариваемых конфликтов землепользования в пастбищах, технократы из различных министерств и членов Парламентского комитета и члены парламентов из районов с горячими зонами со сложными земельными вопросами.

Эти диалоги с участием многих заинтересованных сторон хорошо разработаны и структурированы в целях обеспечения того, чтобы земельные вопросы и проблемы в рамках их мандата обсуждались и согласовывались с осязаемыми решениями для действий и последующей деятельности. После того, как некоторые проблемы становятся более сложными для решения существующих внутренних правовых рамок, мандатов и систем управления, одни и те же уроки и вопросы разделяются, чтобы накормить существующие механизмы ООН и региональный диалог на региональном уровне, такие как Конференция по Борьбе с Нищетой, Конференция по Земельной Политике в Африки и Универсального Периодического Обзора (UPR) и т. п.

Это, в частности, влияет и формирует лучшие пропагандистские обязательства в различных государственных режимах, которые требуют прозрачности и подотчетности.

МЗК сделала документации о том, как эти многосторонние платформы хорошо работают в Танзании.

см. ниже недавнюю публикацию МЗК: http://www.landcoalition.org/en/regions/africa/blog/tanzania-multiple-st...

Обсуждение идёт хорошо, но сегодня последний день.

Всемирный банк и другие донорские агентства поддерживают скотоводство в Западной Африке, не включают в себя наращивание потенциала во всех формах. Мы обвиняем скотоводов в том, что они недостаточно понимали или интегрировали, чтобы быть доступными, но кто сделал какую-то преднамеренную попытку помочь им сделать это. Финансирование из таких источников обычно напрасно тратится на покупку больших проектных автомобилей, строительство офисных зданий с системами кондиционирования воздуха, покупку дорогостоящих портативных компьютеров и оплату гостиничных счётов для так называемых экспертов только для производства томов документов, которые более или менее бесполезны.

Нынешние конфликты пастушеских фермеров в Нигерии частично могут быть виноваты в этих агентствах за их поддержку маргинализации скотоводства. Они поддерживают выращивание сельскохозяйственных культур за счет содержания скота. Водно-болотные угодья выращиваются на протяжении всего года фермерами, не оставляя места для скотоводов во время засухи и внезапных климатических изменений.

Широковещательные средства массовой информации, в отношении которых скотоводы в значительной степени зависят от информации, являются крайне предвзятыми, а новостные материалы транслируются в зависимости от того, сколько вы платите.

Для скорейшего оказания помощи скотоводам необходимы как национальные, так и международные новые подходы. В противном случае менее чем за 2 десятилетия скотовод будет вымирать в Западной Африке.

Создание и укрепление многосторонних платформ по управлению пастбищными ресурсами – это нужное и полезное мероприятие. Во-первых, страны Центральной Азии и Монголии изначально являлись скотоводческими странами со значительными площадями пастбищных территорий. Во-вторых, страны расположены в засушливом климате и располагают ограниченными водными ресурсами. В-третьих, страны обладают большим опытом пастбищного животноводства. Все перечисленные доводы говорят о необходимости кооперации наших стран с целью сохранения пастбищ и обмена опытом устойчивого управления пастбищными ресурсами для сохранения их от деградации и повышения благосостояния пастбищепользователей.

Как уже упоминалось в ответах на вопрос 1, крупномасштабные приобретения земли влияют на пастбищные угодья. Инициатива «Матрица земли», http://www.landmatrix.org/en/, была создана с целью устранения недостатка полных данных о приобретении земли на глобальном юге. База данных действительно также фиксирует данные о приобретениях в пастбищных угодьях. Инициатива по земельной матрице пилотирует три местные обсерватории в Африке, в Сенегале, Камеруне (большие пастбища) и в Уганде. Инициатива берет глобальную обсерваторию, матрицу земли, вплоть до местного уровня. Признать необходимость использования данных и платформ по конкретным странам, адаптированных к местным условиям и условиям. Обсерватории основаны на платформах с участием многих заинтересованных сторон, где члены платформы определяют действия и деятельность обсерватории. Обсерватория становится инструментом, который может быть использован потенциальными инвесторами, государственными структурами и широкой международной аудиторией для исследований и анализа, пропаганды, управления, разработки политики, в том числе на земле в пастбищных угодьях.

Спасибо Анжеле за упоминание об этом, мы знаем, что инвесторы, приобретающие сельскую землю в развивающемся мире, не новы, но беспокоит увеличение частоты и масштабов приобретений с середины 2000-х годов из-за увеличения спроса на сельскохозяйственную продукцию, невозобновляемых ресурсов и даже инициатив по сохранению http://pubs.iied.org/pdfs/G03853.pdf (link is external). Для МЗК, важно быть частью партнёрства Land Matrix, и было бы замечательно, если бы в ближайшем будущем обсерватория бросила бы интересную информацию об этом.

Об этом из региональных платформ с несколькими заинтересованными сторонами в рамках МЗК в Латинской Америке мы четыре года работаем над созданием сети с внутренними членами МЗК, а также с внешними, которые позволяют нам собирать важные институциональные и организационные массы, чтобы иметь достаточные масштабы в практике, количестве семейств, находящихся под управлением, которые позволяют влиять на уровень региональной политики в региональных политических процессах, таких как MERCOSUR (Общий Рынок Южного Конуса), TRIFINIO (Стратегия Развития для Центральной Америки ), REAF (СЕТЬ СЕМЕЙНОГО ФЕРМЕРСТВА) и т. п. Это происходит по понятию Полуаридных, для нас это не только климатическое определение, но и регион с аналогичными характеристиками после его политических, технических и экономических проблем, где большинство крестьян и коренных сообщества наших стран, которые обладают огромным потенциалом в области природных ресурсов, мы находим наши собственные синергии для разработки общего и работать на всем континенте из Центральноамериканского сухого коридора, проходящего через северо-восток Бразилии и Американского Трехсторонного Чако.

Для разработки этой стратегии несколько вещей были основополагающими, такими как:

1) Точки, общие от социального, политического, экологического и организационного, который определяет Полуариды далеко за пределами теоретического дефицита климата.

2) Несколько стратегических пунктов для работы: доступ к воде, доступ к земле, управление ресурсами для общин коренных народов и крестьян в регионе

3) Синергия и постоянный поиск политических технических действий в местных, национальных и региональных областях вместе с официальными, межправительственными и производительными заинтересованными сторонами

4) Конкретная база данных о работах, территориальном развитии и контактах с местными коренными и крестьянскими организациями на основе институциональных траекторий и конкретных результатов

Не было и нелегко идти вперед, но мы добились большого прогресса, создав платформу, которая охватывает более 10 стран и 26 членов. Дополнительная информация на испанском, английском и португальском языках по адресу http://www.semiaridos.org

Уважаемые участники,

Группа содействия решила оставить дискуссию открытой до следующей среды, чтобы предоставить время для любых последних вкладов и ответов на поднятый вопрос. Спасибо всем участникам!

1. С какими вызовами в области земельных ресурсов сталкиваются пастбищные угодья и пастбищеользователи в глобальном масштабе?

Пастбищные угодья или общие земли в Индии вносят значительный вклад в удовлетворение потребностей в продовольствии, топливе и воде более 350 миллионов сельских домашних хозяйств в Индии и обеспечивают основу для жизнеспособности сельскохозяйственных систем. По оценкам, за последние пятьдесят лет эти земли сократились на 31-55%, что привело к деградации окружающей среды, увеличению конфликтов в отношении использования ресурсов и усугублению проблем продовольственного, кормового и водного кризиса для сельской бедноты. Снижение и деградация общих земель проистекают из обычных менталитетов, которые игнорируют и подрывают способность местных общин коллективно управлять ресурсами и возлагают большую веру на «государственные» и «частные» режимы собственности. Такая риторика привела к появлению договоренностей о продлении срока давности, которые пренебрегают коллективными правами землевладельцев. Отсутствие понимания местных институциональных механизмов во многих случаях приводило к появлению параллельных наборов институтов извне, которые не соответствовали местному контексту и приводили к краху механизмов управления. Власти и общественная собственность обычно не входят в официальный лексикон землепользования. Обычные земли чаще всего рассматриваются как «пустыри», которые следует отвлекать на другие «продуктивные» виды использования, такие как культивация биотоплива, корпоративное контрактное земледелие и промышленная зона. Экономическая ценность экологических ресурсов или коллективных действий снижается при содействии экономическому росту.

2. Каковы примеры хороших практик, опыта и извлеченных уроков, позволяющих сделать пастбищные угодья более безопасными?

Активизация таких законов, как Закон о правах лесов и Закон о гарантиях занятости в сельских районах Махатмы Ганди и национальные программы, такие как Миссия «Зелёная Индия», «Программы развития водораздела» и Национальный план действий по изменению климата, дают возможность оживить функционирование общин на биофизическом уровне, децентрализации процесса принятия решений в органы местного самоуправления. Хотя институциональные решения, предлагаемые в рамках политики и программ в направлении децентрализации, являются шагом вперед в признании прав местных общин на использование и управление их ресурсами, пренебрежение местными институциональными механизмами и замещение низшими мерами могут привести к краху существующих механизмов управления и укреплению власти динамика.

С другой стороны, содействие местным сообществам в определении границ ресурсов и пользователей путем использования традиционных моделей использования и доступа, оказания им помощи в разработке местных правил и положений для улучшения демократического характера их функционирования, обеспечения мест для бедных и привлечения Правительственные и другие субъекты для создания благоприятных условий и улучшения программных инвестиций могут помочь в укреплении процессов обеспечения безопасности этих земель. Кроме того, использование технологий для создания общего понимания местных экологических порогов среди основных заинтересованных сторон и улучшения доступа к информации для более тонкого понимания местного социально-экологического контекста может способствовать планированию землепользования и принятию решений.

3. Как мы можем создать пути для большего вовлечения заинтересованных сторон в качестве многосторонней платформы?

Важно понимать, что естественные границы нарушают административные границы и усилия по обеспечению безопасности пастбищных угодий не могут быть успешными, если это делается на одном уровне. В управлении земельными ресурсами участвуют разные игроки - от бедного скота в деревне до других заинтересованных сторон в той же деревне и других деревнях, которые делят этот ресурс, с местными административными должностными лицами, с государственными и центральными правительствами, с практиками и академиками. Все эти актеры играют огромную роль в влиянии на состояние ресурсов. Важно наметить и понять роли каждого из действующих лиц, влияющих на землепользование, и изучить возможности приведения этих разных игроков на общую платформу на среднем уровнях. Платформы с участием многих заинтересованных сторон должны разрабатываться таким образом, чтобы они способствовали конструктивным договоренностям, таким образом, что они помогают в устранении пробелов в информации и знаниях и принимают более эффективные решения в отношении управления земельными ресурсами.

Азиатская Инициатива Пастбищных Угодий, поддержанная МЗК, была инициирована и внедрена с 2016 года членами МЗК и её партнёрами в регионе. В субрегионе Центральной Азии вопросы пастбищного землепользования переходят от централизованно планируемой экономики к рыночным принципам управления, а пастбищное сельское хозяйство имеет больше социально-экономических и экологических ценностей с развивающимися системами землевладения и регулирования.

В первый год деятельности Инициативы Пастбищных Угодии Центральной Азии, ЦА, было задействовано более 10 ОГО и НПО из Монголии, Кыргызстана, Казахстана и Таджикистана, а также инициатива, поддерживаемая государственными учреждениями, министерствами и ведомствами. Кроме того, некоторые частные компании, исследовательские институты, университеты, а также местные общины также участвуют в различных мероприятиях. В качестве Инициативы мы поощряем участие в ней неправительственных организаций, низовых организаций, женских организаций и общественных движений. Члены Инициативы и партнёры, участвующие в исследованиях и картографических исследованиях пастбищных угодий и скотоводства в своих странах, также определили передовую практику в регионе в области управления пастбищами и наметили будущие стратегические действия и приняли участие в региональных мероприятиях по обмену, совещаниях рабочих групп и круглых столах по вопросам политики, которые укрепляют их возможности.

Опыт различных заинтересованных сторон показывает, что пастбищные угодья очень важны для развития сельских районов, существования местных жителей и культурной самобытности и образа жизни местных общин в странах ЦА, однако из-за того, что экосистемы пастбищных угодий и климатических условий сильно деградированы и почти 3/4 территории ЦА округов в условиях опустынивания и деградации земель. После перехода к рыночной экономике, страны ЦА практикуют различные типы пастбищных систем землевладения, что связано с общими социально-экономическими и экологическими изменениями в каждой стране. Важность общинного совместного управления пастбищными угодьями и природными ресурсами признаётся, но её реализация также имеет свои особенности и подходы во всех странах. Однако участие заинтересованных сторон в мероприятиях на национальном уровне по пастбищным угодьям и его координации с деятельностью членов и партнеров МЗК необходимо разработать и реализовать Национальные Стратегии Взаимодействия, NES. Поэтому спасибо Дэвиду за ваши комментарии и поддержку за инициирование и развитие NES в некоторых странах Центральной Азии.

Азиатская Инициатива Пастбищных Угодий состоит из двух частей: Инициативы Пастбищных Угодии Центральной Азии (координатор JASIL) и Инициативы Пастбищных Угодии в Южной Азии (координатор MARAG), и это единая инициатива с точки зрения различных систем землевладения Пастбищных Угодии в Азии. Поэтому мы также сосредоточим внимание на межрегиональном обмене между членами и партнёрами Южной и Центральной Азии по обеспечению безопасных пастбищных угодии и скотоводства.

Стратегическое взаимодействие для более эффективного управления пастбищными угодьями

Многие факторы сосредоточили внимание на пастбищных угодьях и информируют дебаты о необходимости обеспечения прав на владение пастбищными угодьями и прав на ресурсы; это положительная сторона. В то время как это происходит, другие разговоры определяются пастбищными угодьями как открытое пространство и возможность использования, независимо от последствий для его здоровья. Это определенным образом определило пути вмешательства, которые по-разному способствовали стратегическому взаимодействию. Таким образом, некоторые из них:

- позитивное мышление, ориентированное на правительство; правительства на национальном уровне прилагают больше усилий, разрабатывая политику и планы, которые каким-то образом признают ресурсы в пастбищных угодьях, такие как коды Западной Африки, политика Африканского союза в отношении скотоводства, планы стран, законы, политика и институты.

- партнерство государственных и негосударственных субъектов для совместных действий; более широкое признание правительствами партнерских отношений с ОГО и партнерами по развитию, и в этом случае Инициатива Пастбищных Угодии представляет очень конкретные примеры в Кении, Танзании, Эфиопии, Камеруне и постепенно Западной Африке.

- в-третьих, формируются сети и коалиции, ориентированные на широкие слои населения; многие глобальные, региональные и местные сети начинают осознавать, что низовое членство имеет непосредственное влияние на продвижение безопасных пастбищных угодий посредством осознания. Некоторые из них хорошие, другие сомнительны, но самое главное - разговор для устойчивого управления пастбищами. В качестве примеров снова приводятся системы ранчо в Кении и ассоциация сохранения дикой природы, консерватории. Модель Западной Африки (Ribeau Billital Maroobé, Западная Африка), среди прочего, являются примерами путей членства в управлении для борьбы с пастбищными угодьями.

Международная Земельная Коалиция имеет две стратегии, которые сами по себе разработали стратегические пути на национальном уровне и на региональном уровне; они уже упомянуты - NES и CBI - и создали импульс и определили некоторое мышление в отношении дебатов о пастбищах, в частности концепцию CBI и наличие пастбищных угодий в качестве района. Стратегия создала как вертикальные сильные стороны, так и кормить членов МЗК через NES на национальных уровнях и привлекать сообщества к базе. Обратная связь с этими и извлеченными уроками отфильтровывается и формирует глобальный дискурс пастбищных угодий таким образом, чтобы форум, такой как эта дискуссия, был структурирован и целенаправлен, охватив более широкую аудиторию.

Это предоставило возможности для общения с разными игроками и влияния на партнерские отношения и сети позитивного мышления. Целенаправленная глобальная политика, влияющая на форумы, например, мозговые центры CELEP и ее ежегодный форум по вопросам взаимодействия и отзывы в ЕС и DEVCO, сама определила CELEP как еще одну возможность для политики, влияющей на европейские институты.

Проблемы, с которыми сталкиваются пользователи Пастбищных Угодий с точки зрения скотоводов​

Скотоводство - это образ жизни для многих общин во всем мире, и со временем оно развивало и поддерживало охрану окружающей среды ландшафтов пастбищных угодий и средств к существованию пастухов. Кроме того, в качестве общих ресурсов, руководство которых основано на богатых и разнообразных традициях местных знаний местных общин, государственных нормативных актов и систем землевладения, могут способствовать социальному и экономическому благополучию страны.

Общие блага - традиционный деревенский ресурс (земля, вода, леса), управляемый общинами, который обеспечивает топливо, корм, воду, фрукты и выпасы для большинства домашних хозяйств в деревне. Более 70 миллионов гектаров земли в Азии находятся в собственности, а от 48 до 75% сельского населения в какой-то степени зависит от достояния. [1] (ссылка внешняя)

В частности, скотоводы живут со своим скотом, и это их основное занятие, для этого они сильно зависят от достояния для кормления своего скота. С возрастов они имели доступ и контроль над этими долями, для выпаса скота, сбора кормов и миграции. Женщины обычно играли роль принимающего решения во всем процессе. Сменяя контекст, скотоводы во всем мире находятся в тяжелом положении, а тревожное число вынуждено уходить из поголовья скота по разным причинам, включая потерю общих пастбищных угодии. В этих ситуациях женщины страдают от худшего. Более того, скотоводы испытывают трудности или не могут использовать общие ресурсы для кормления своего скота во время засухи и других событий жесткого климата.

Во имя развития происходит юридическое и незаконное приобретение земли, захват земли, растущая приватизация и огромные земельные спекуляции об общей собственности. Это ресурсы, на которых зависят средства к существованию и существование скотоводов. С быстрым сокращением CPR, скотоводы вынуждены менять свои методы и методы получения средств к существованию. В результате этих быстрых социально-культурных и социально-экономических изменений роль женщин, в том числе их роль в качестве основных экономических субъектов, меняется, к лучшему. До сих пор правительственная политика не справилась с этим, и во многих случаях политика, которая не подходит для практики и моделей скотоводства, способствовала ухудшению ситуации.

В результате произошли огромные изменения в миграционных маршрутах и ​​моделях скотоводов. Сегодня скотоводы все чаще связаны межнациональными и внутригосударственными границами. Их мобильность ограничена, что делает их зависимыми от фермеров, лесов и правительства, все эти факторы способствовали коллективу, чтобы вытеснить пасторали из скотоводства.

Скотоводы стали зависимыми от других за свои средства к существованию. В результате корпоративного захвата их CPR, а также из-за общего социального незнания о скотоводстве они потеряли свой социальный статус и, в свою очередь, свою самооценку. Из-за специфики их навыков и отсутствия формального образования, когда скотоводы вынуждены отказаться от выращивания скота, они в конечном итоге становятся наемными работами на строительных площадках и на аналогичных работах, если они вообще находят работу. Мы отмечаем растущую тенденцию к тому, что женщины-скотоводы занимают рабочие места в качестве горничных в городах и небольших городах.

Проблемы с общими благами в Индии

Традиционные права скотоводов не признаются и не регистрируются. Традиционные права скотоводов над общими благами, которые не были зарегистрированы / зарегистрированы, но использовались ими на протяжении веков, сразу же не признаны правительством. Это помогло многим другим общинам, которые также были зависимы от общин и влиятельных людей (из-за сокращения общин), поэтому когда-то очень дружелюбные и приветливые общины теперь начали сопротивляться и протестовать против прав пасторов над общинами. Представление местных общин о безопасности землевладения и ресурсного обеспечения в этом контексте должно быть лучше понято вместе с последствиями этого для таких инвестиций, как инвестиции в устойчивое управление земельными ресурсами и ресурсами.

Нет чёткой институциональной юрисдикции в отношении общих благ. В Индии юрисдикция по Общими Благами отличается от пастбищной земли, принадлежащей Gram Panchayats (органу, принимающему решения для всего взрослого населения деревни), и выручке пустошей под опекой Департамента доходов. Хотя децентрализация полномочий и функций Panchayat Raj (местное самоуправление) может быть одним системным ответом, Панчаятам явно не поручено выполнять свои обязанности в рамках какой-либо общей политики.

Никакой политики в отношении общих благ и несоблюдения решений Верховного суда. В соответствии с Добровольным Руководством ФАО по Ответственному Управлению Владением (VGGT), в то время как государство признает или распределяет права владения и пользования, они должны сначала определить все существующие права владения и пользования правами, независимо от того, записаны они или нет. Коренные народы, которые могут быть затронуты, должны быть включены в процесс консультаций. Это исследование будет способствовать этой документации.

Аналогичным образом, VGGT заявляет, что государства должны обеспечить, чтобы женщины и мужчины пользовались теми же правами во вновь признанных правах владения и пользования, и что эти права отражаются в отчетах. Однако в Индии это все еще необходимо принять в письменной форме и в духе. У нас, пока нет политики достояния, ни на национальном уровне, ни на государственном уровне. Это исследование будет способствовать пропаганде и лоббированию со стороны местных ОГО, чтобы влиять на этот процесс.

Rampant, так называемая «Работа по Развитию», ведущая к посягательству на общие благи и изменившая отношения с другими сообществами - добыча песка в Vagad процветает в районе Gujarat (там, где предлагается проект). Тысячи акров земли легально, а также незаконно приобретены и посягнуты правительством и богатыми общинами, и людьми. Это вынудило скотоводов сседаться, многие из них начали работать в качестве рабочих в горнодобывающих фирмах. Аналогичным образом, для Солнечных парков в Gujarat и Narmada Canal , и т. п. Приобретаются огромные земли (в основном общинные), которые оказывают многообразное воздействие на пасторали. Во-первых, они вынуждены прекращать миграцию, меняются маршруты миграции, сокращаются поголовье скота, управление животноводством стало дорогостоящим. Из-за канала, структура сельского хозяйства и местоположение сдвинулись, поэтому фермеры, которые когда-то приглашали пасторы со своим скотом для прополки и навоза, теперь загорают свои сорняки, чтобы пастыри не пришли. В этом исследовании будут рассмотрены последствия этих изменений для прав на скотоводческие права на землю и ресурсы, и особенно на пасторских женщин. Ожидается, что это приведет к улучшению результатов в будущем.

Dinesh Rabari

MARAG, Индия

Передовая практика – Кампания, в результате которой было принято Постановление Правительства и Вызов Шумиха вокруг прав на общую благу

С быстрой индустриализацией и приватизацией в Гуджарате земля, в частности, земля общин приобретается быстрыми темпами. Это затрагивает скотоводов, которые полностью зависят от земли общин для получения средств к существованию. Из-за давления на общее население, скотоводы не могут поддерживать скот, это одна из основных причин, почему молодежь не воспринимает это как профессию.

Исторически сложилось так, что пасторали воспринимали, что земля общин является землей каждого, поэтому они никогда не заявляли о своей собственности. Таким образом, за это время их оставили с ничтожной землей. По словам правительства Гуджарата, 78% земли в Гуджарате либо захватываются, либо приобретаются отдельными компаниями, корпорациями или правительством.

Кампания по мотобайку - «Колеса надежды», покрытая 1200 км, охватывающая 9 районов и 25 блоков за 8 дней. Кампания смогла установить, что право на собственность принадлежит тем, кто зависит от нее. Это оказалось важным процессом реализации. Это возможно, поскольку пасторальные юноши, вовлеченные в поголовье скота, были вовлечены в кампанию.

Кампания была проведена в этих блоках , где происходило огромное посягательство и приобретение. Во время кампании этот вопрос был освещен в средствах массовой информации, и для решения проблемы было построено давление на администрацию.

Хартия спроса была сделана по общим вопросам, которые были представлены во всей деревне, кварталах и районных штабах, откуда проходил митинг. В то же время в соответствующем отделе были поданы заявки на освобождение земли общин, давая право собственности на землю (ваду, открытую землю для скота) на подходящие пасторы.

Чтобы иметь оптимальное воздействие на пастырское сообщество, мы общались с пасторами с политической и религиозной принадлежностью.

Правильное домашнее задание было выполнено, время подготовки было за 4 месяца до ралли, которое включало в себя извлечение информации об общинах, пасторальных проблемах, проблемах, с которыми сталкиваются пасторали в поддержании скота, встречах с молодежными лидерами, лидерами общин и т. п.

Интенсивное планирование, инклюзивный и совместный процесс с командой помогли нам разработать правильные стратегии кампании. Правильное разделение роли во всей команде - MARAG, ее альянс, сообщество, было очень ясно, что помогло в успешной кампании.

Было одно основное сообщение, которое было очень ясно на всем протяжении - «защита коров и пастбищ», и был один главный лозунг для кампании - «сообщество, которое зависит от общин, имеет право на это». Это распространяется как огонь во всем штате.

Вся кампания была сосредоточена на вкладе сообщества, благодаря чему сообщество владела кампанией и выступило с предложением предпринять действия по защите общин.

В рамках ралли на мотоцикле было твердо установлено, что общие права принадлежат нам, и мы должны защищать, сохранять, управлять и поддерживать его.

Правительство признало, что есть посягательство на пастбища, и заверил, что правительство будет с MARAG и пасторальным союзом, чтобы освободить общину.

Правительство изменило постановление правительства и имеет уведомление о том, что эти люди (с предпочтением пасторам и женщинам), которые используют землю для содержания скота в течение многих лет, получат право на эту землю. Таким образом, MARAG выпустил 7000 приложений.

Команда MARAG была вызвана из зоны, не связанной с кампанией (район святилища Рампара), где была введена Эко-чувствительная зона (ESZ). Команда MARAG помогла подать возражение против него, в результате пребывания в этом районе было отказано в объявлении его как ESZ.

Молодежь, которая не очень заинтересована в сохранении традиционных средств к существованию, участвовала и владела кампанией.

В деревнях Саураштра и Катч люди начали поднимать голос против вторжения.

Стратегии

Интенсивная подготовка и планирование: основное внимание должно быть уделено раскрытию этой проблемы и привлечению ее к общественному достоянию. Это помогает обеспечить участие сообщества. Привлечение молодежи важно, поскольку они являются тендерами. Это помогает иметь общее видение в команде и единомышленников

Сильное присутствие в средствах массовой информации, особенно социальных медиа. Это обеспечивает видимость проблемы и делает ее общедоступной. Для этого важно запоминающееся имя кампании, четкое, простое и основное сообщение.

Взаимодействие с государством, а не конфронтационным образом: не сталкивайтесь с государством, не участвуйте с ними, поскольку проблема требует вмешательства государства. Проблема общих благ не может быть решена путем общения с сообществом, поэтому нам нужно связать и подключиться к нескольким заинтересованным сторонам.

Хорошие командные усилия: это ключ к успешной кампании. Четкое разделение роли, общего видения, единомышленников и преданных команд является обязательным.

Надлежащее наблюдение: надлежащее наблюдение за сообществом, государственными и другими заинтересованными сторонами имеет большое значение для достижения намеченной цели. Такие кампании имеют огромный охват, поэтому ожидание людей растет, и многие проблемы продолжают расти, поэтому важно иметь стратегии для решения этих проблем.

Хорошее знание проблемы и контекста: это является обязательным, поскольку общественные митинги и взаимодействие с молодежью, сообществом, другими заинтересованными сторонами и государством представляют собой огромную проблему. Есть вероятность, что с сообществом возникают некоторые возникающие и жгучие проблемы, поэтому надлежащие потребности в подготовке для решения таких проблем, в противном случае люди будут лишены диссоциации.

Надежная дорожная карта и стратегии. Правильная домашняя работа необходима с надежными стратегиями, которые должны быть адаптированы для всех мест, особенно когда это проводится лицом к лицу, и существует огромная и разнообразная географическая область, которая должна быть покрыта.

Коллективное лидерство: коллективное лидерство с уделением особого внимания продвижению местного руководства в тех областях, в которых митинг трогает. Это наиболее важно, поскольку оно способствует их лидерству, устанавливает их авторитет, и через них можно обеспечить надлежащее отслеживание.

Обучение

Кампании должны иметь команды и группу на месте в секретариате. В команде должны быть люди с различными способностями, такими как хороший оратор, технический эксперт, специализирующийся на средствах массовой информации, в частности в социальных сетях, тематическом лице, местные лидеры, имеющие местную информацию и заботящиеся о логистике, люди для управления кризисом. Следует отметить, что сторонники кампании должны быть из того же сообщества, чья проблема поднимается.

Материал МЭК должен быть на местном языке / диалекте. Это помогает легче подключаться к людям. Взаимодействие и поддержка молодежи до конца сложно, поэтому вопрос, процесс и инструменты должны быть сконструированы таким образом, чтобы их интересовать. Большие команды обеспечивают большее и более глубокое воздействие, имея представителей из местных районов.

Dinesh Rabari

MARAG

Спасибо вам за все ваши комментарии! За последние недели мы многому научились. Группа содействия будет делиться докладом, в котором кратко излагаются основные уроки.

Приятного конца недели!

Share this page